«Маржела — это мы»

Общественный интерес к Мартину Маржеле не утихает. Запомнившись миру как “таинственный и неуловимый дизайнер”, Мартин то и дело заставлял каждого сомневаться в собственном существовании. Пытаясь пролить свет на загадочную историю Maison Martin Margiela, команда энтузиастов из Антверпена “Mint Film Office” анонсировала выход фильма “We Margiela”, ставшего одним из самых ожидаемых событий этого года. Оказавшись за кулисами таинственного модного дома, зритель становится частью истории членов команды, воспоминаниями которых и была написана картина Maison Martin Margiela — компании, управляемой сильными чувствами и глубоким желанием принимать на себя креативные риски. Ни один из героев фильма ранее не рассказывал свою историю так широко и публично.

Внешний мир уже давно был заинтересован в том, что в действительности происходило за стенами Maison Martin Margiela. Несомненно, большой интерес вызывала сама персона Мартина Маржелы — дизайнера, о личной беседе с которым можно было только мечтать. Почти всю свою жизнь Мартин избегал любых интервью, фотографий, поклонов в конце показов, и, казалось, растворился в воздухе, навсегда покинув стены модного дома в 2009 году. В статье The New York Times, больше напоминающей откровенный выстрел в голову дизайнера, будто открылись все карты — автор говорит о том, что молчание Мартина отчасти было ответной реакцией на молниеносный рост популярности селебрити-культуры середины 90-х, породившей супермоделей и новых дизайнеров. Однако гораздо важнее было желание Мартина, чтобы покупатели обращали внимание на одежду и философию бренда, а не на новости в СМИ. Это, несомненно, повлекло за собой определённый резонанс — люди начинали думать, что идеология Маржелы — не более чем маркетинговая уловка.

В 90-х дизайнер вызвал большое любопытство к своей персоне, но в итоге поплатился за это — модные журналы отказывались помещать его коллекции на обложки из-за нежелания Мартина встречаться с редакторами и с теми, кто действительно восхищался его работой. Тем не менее, демократическое мышление, стоящее за модным домом, и даже “Maison” в названии бренда, будто отвлекающее внимание, позволили Мартину Маржеле остаться в тени модного дома, а бизнесу — расти. И в центре этого “We” была Дженни Мейренс, соосновательница бренда. Еще до зарождения Maison Martin Margiela Мейренс обладала статусом влиятельной фигуры в мире моды — о том, что такое Comme Des Garçons, жители Антверпена узнали благодаря ей, ведь именно Дженни открыла первый магазин Рэй Кавакубо в столице бельгийской моды в 1984 году. В июле этого года Дженни не стало, но её присутствие определяет движение событий в фильме, а слова имеют первостепенное значение для модного дома.

Все началось с Маржелы и Мейренс, идеи складывались между ними, они говорили обо всем: от концепций предстоящих коллекций до фирменной бирки, известной каждому любителю моды. Четыре белых стежка в каждом углу, расположенные снаружи ткани, пришлись Мартину по вкусу и в мгновение стали отличительным знаком модного дома.

В “We Margiela” Мейренс говорит о том, что её любимым периодом внутри модного дома “было начало, конечно же”. И отчетливое впечатление о тех далеких временах — это отношения между мужчиной и женщиной, чья вера в друг друга не имела себе равных. “Для меня Мартин — художник”, — говорит Дженни. Её голос звучит по ту сторону пустого белого экрана, который еще никогда не был настолько уместным — именно белый цвет был главным словом в языке Маржелы. Белое всегда было центром единого целого — тех самых blouses blanches, которые носили члены команды и которые являются униформой модного дома по сей день. “Для Мартина мода — это способ выразить себя, — говорит Мейренс. — Но он мог бы стать концептуальным художником, великим художником. Для него дизайн был чем-то игривым, чем-то легким… Все, что он делал, было исключительным. Он мог стать великим человеком где угодно, в любой области, но большое значение имело именно то, где он находился в то время”.

Яркий и без сомнения влиятельный дуэт Мартина и Дженни — это лишь часть истории. Команда Маржелы была построена руками Мейренс, предпочитающей работать с теми, кто ранее находился за пределами мира моды. Этими людьми стали Патрик Скаллон (директор по связям с общественностью с 1993 по 2008 год), Мадлен Беркхайнер (ассистент ателье и шоурума), Грейс Фишер (модель и помощник шоурума), Софи Пай (коммерческий менеджер и дочь Дженни Мейренс), а также Аксель Келлер и Станислав Марышев (отдел продаж). Каждый из членов команды был сосредоточен на том, чтобы преданность общему делу переросла в нечто большее — в новую эстетику бельгийской школы дизайна в Париже. Именно этими людьми была написана история любви, за ними скрывались безумные идеи, горящие сердца и великолепные навыки кроя.

“Это все об одежде, — говорит Патрик Скаллон. — “Мы” существовали на том этаже, над которым находился креативный директор”. “We” в названии “We Margiela” — это референс к словам Скаллона, возносящий Мартина гораздо выше того положения, в котором находилась вся творческая команда. Мартин создавал новую форму, разрушая привычное, эта анархия была эпицентром всего модного дома. Она была способом обольщения, поэтому компания так преуспела. В Maison Martin Margiela не было времени для сна — когда дело касается вдохновения, 24 часа становятся бесконечными. Чтобы увидеть результаты дня, команда Маржелы творила вплоть до рассвета, и ночь уступала место непрерывной работе. Maison Martin Margiela смогли превратить абсурдные эксперименты в желаемую роскошь, которая никогда раньше не была такой тайной.

Результат кропотливой работы — архив коллекции Maison Martin Margiela, которому пришлось созревать еще несколько лет до момента полного переосмысления, даже десятилетиями. Возможно, из-за сдержанности как дизайнера, так и команды в желании кричать об этом. Бэкграунд “We Margiela” — знаменитые Tabi shoes, куртки Stockman и деконструированные смокинги, фигурирующие в кадрах на протяжении всего фильма, — задают цвет не просто бренда, но и всего пантона высокой моды. Теперь силуэты Maison Martin Margiela резонируют везде — от Vetements и Канье Уэста до Рафа Симонса и Céline. Но влияние легендарного дома простирается далеко за пределы одежды: кастинги непрофессиональных моделей, эксцентричные места проведения показов, прически и макияж в стиле jolie laide и многое другое продолжают оставаться на пьедестале мира моды даже после того, как Маржела и Мейренс ступили вниз. Дженни покинула бренд в 2002 году, продав контрольный пакет акций Ренцо Россо. “Я просто устала. Мне было 58 лет, и я переживала потерю матери, — говорит Дженни. — У меня не было энергии на еще 10 лет”. Но судьба Мартина Маржелы тревожила её куда сильнее. “Я думаю, он потерял видение, потерял веру. Я честно считаю, что Мартин не мог разглядеть результаты всех этих усилий, пока мы не продали компанию. Только тогда он осознал, чего стоило его имя”, — резюмирует Мейренс.

Каждый член команды Maison Martin Margiela имеет значение. И то, чем является модный дом сейчас — результат бессонных ночей и непрерывного желания творить. Забывать о важности командного труда — вовсе не преступление, но это противоречит огромному количеству вложенных сил. Есть определенная меланхолия в том, что создатели фильма предоставили зрителю все, как есть, без прикрас, особенно по мере истории расширения компании и сокращения связей между командой.

Несмотря на то, что Мартин Маржела так и не появляется в фильме, его присутствие в “We Margiela” имеет глобальный масштаб. И, наверное, так и должно быть. Маловероятно, что сегодня дизайнеру бы была предоставлена возможность оставаться в тени. С другой стороны, что гораздо важнее, была бы у него такая свобода действий без того самого “We” как части творческого уравнения “We Margiela”? Ведь именно “We” позволило Мартину выстроить путь успеха, который можно считать беспрецедентным. Никогда не появляясь на интервью и фотосессиях, будучи едва ли заинтересованным в ведении бизнеса и всех деловых аспектах, Мартин Маржела создал единое целое, находясь в постоянной поддержке отдельных его частей, которые были настолько же одаренными, насколько и лояльными. “We Margiela” — это история любви и преданности, которые не просто звучат воспоминаниями, а драпируются в полноценную коллекцию — под легендарным именем Maison Martin Margiela.