Уорхол и я

Редакция New York Time во главе с Ванессой Фридман взяли большое интервью у бельгийского дизайнера Рафа Симонса.

Когда я узнала, что Раф Симонс хочет использовать работы Энди Уорхола в новой коллекции для Calvin Klein, то отнеслась к этой идее крайне настороженно. Тогда это казалось мне чересчур банальным: знаменитый художник, придумавший каноническую этикетку Campbell отныне рекламирует нижнее белье популярного бренда. И не важно, что когда-то Кельвин и Энди были знакомы — это уже в прошлом.

На самом деле, новость о том, что Симонс станет креативным директором СК была встречена довольно тепло, ведь теперь можно было рассчитывать на кардинальные изменения легендарного модного Дома. Послужной список знаменитого бельгийца включает в себя и собственный бренд одежды, и работу в Jil Sander, который удалось вернуть на вершину в 2005 году, и сотрудничество с Christian Dior в 2012 году. Теперь, когда Раф работает в Calvin Klein, у бренда появились новые поклонники. Симонс переписал историю модного Дома: он изменил до неузнаваемости интерьеры магазинов, освежил коллекции, нанял другую команду дизайнеров и успел придумать новые рекламные кампании — в общем устроил модную революцию, которая уже приносит свои результаты.

Его прошлогодний февральский показ в Нью-Йорке вызвал небывалый ажиотаж. Еще задолго для того, как коллекция поступила в продажу, Раф ознаменовал свой триумф всевозможными наградами. А уже в следующей коллекции S/S 2018 мы увидели деревенские платья, килты и костюмы химзащиты — все под эгидой Энди Уорхола. И к тому же Симонс перемешал практически все элементы американской культуры.

В сентябре прошлого года прошла выставка “Contact World”, где были показаны 130 тысяч не виданных раннее фотографий самого Энди. Буквально через месяц любители поп-арта смогли посетить ретроспективу “Andy Warhol — From A to B and Back Again” в музее американского искусства Уитни в Нью-Йорке. А 26 октября коллекционер Гейне Фридрих провел показ картин Уорхола с изображением теней — эти работы можно увидеть на первом этаже главного офиса Calvin Klein в Нью-Йорке.

Интересно, что именно Раф Симонс несколько лет назад убедил исполнительного директора Calvin Klein Стива Шиффмана заключить договор с Andy Warhol Foundation. Это сотрудничество — нечто большее, чем простая коллаборация, так что архив Энди Уорхола еще три года может быть вторым домом для Симонса. И теперь, спустя два года, мы пожинаем плоды творческого обмена: цветочные принты Уорхола на джинсах и куртках, кадры из фильма “Поцелуй” на нижем белье, фирменные полотенца с изображениями молодых Денниса Хоппера и Сандры Брандт и юбки с майками, на которые нанесены фотографии искореженных автомобилей и электрических стульев.

Быть может, Раф Симонс — единственный, кто может хоть как-то объяснить культ личности Энди Уорхола?

Демократический идеал.

Забавно, но одно из мест, где вы не увидите творчество Уорхола — это квартира самого Рафа Симонса. Вместо броского поп-арта, гостиная встречает меня огромным диваном насыщенного вишневого цвета, который был сделан Жаном Ройером, и двумя красными креслами вокруг кофейного столика от Gio Рonti. По комнате аккуратно расставлены напольные лампы от Исаму Ногучи, а на стенах висят произведения Кэди Ноланд, Синди Шерман, Розмари Трокель, Изы Генцкена и Стерлинга Руби. Тут же стоят две керамические работы Пикассо и светильники Ле Корбюзье из индийского города Чандигарха.

Симонс переехал в Нью-Йорк, когда начал свою работу в CK и стал задумываться о культурном коде бренда. «Мне нравится идея соединить крупный американский бренд с известным американским художником, творчество которого очень близко по духу Calvin Klein,» — сказал Раф, раскинувшись в своем диване. Это интервью мы провели за неделю до открытия выставки “Shadows”. «Я всегда знал, что СК крепко связан с художниками, например, с минималистами Дональдом Джуддом и Дэном Флавином, потому что сам Кельвин — минималист. Энди Уорхол всегда был впереди планеты всей. В своем подходе, в своем видении и страсти к суперзвездам и известным людям, к тому же добавьте сюда маниакальное коммерческое чутье — демократизация в чистом виде. CK тоже по своей сути крайне демократичный бренд.»



Когда Симонс говорит о художнике, у него загораются глаза: «Мне особенно близки его разрушительные мотивы — автомобильные катастрофы или электрические стулья. Мне кажется, это так… Сложно объяснить. Когда кто-то говорит, что ему нравятся именно эти работы Уорхола, то может показаться, что этот человек просто любит насилие и ужасы. Это не совсем так, я просто больше заинтересован в работах художника, которые не касаются жизни знаменитостей, мой мир и так слишком сильно зависит от этих людей.» И это ведь это действительно так. Front row на осеннем шоу Calvin Klein был максимально звездным: Рами Малек, A$AP ROCKY, Сирша Ронан, Милли Бобби Браун, Села Марли, Расселл Уэстбрук, Тревор Ной и Джейк Джилленхол — а это лишь часть.

«Как правило, людей отпугивают провокационные работы художников. Я же стараюсь увидеть в картине какой-то тайный смысл. Наверно, поэтому я стал больше увлекаться искусством — это помогает мне отвлечься от работы».

Искусство vs мода

Симонс увлекся искусством будучи подростком, когда начал смотреть различные тв-шоу о культуре. А о творчестве Энди Уорхола Раф впервые узнал, когда случайно увидел его картины на футболках. Теперь же Симонс дружит с такими известными художниками, как Стерлинг Руби, Джордж Кондо и Синди Шерман.

Вообще сотрудничество между модными дизайнерами и художниками может показаться заезженной идеей, но стремление к искусству — мотиватор, которым пользуется Раф еще с тех времен, когда у него не было ни славы, ни денег. Интересно, но у него вызывают некоторое раздражение дизайнеры, которые создают коллекции с отсылками к творчеству различных художников, как это было на недавнем показе Proenza Schouler: в американском модном Доме вдохновились работами скульптора Изы Генцкена.

«В списке самых важных вещей в моей жизни, помимо любви и семьи, искусство занимает первое место,» — признается Симонс. «Искусство намного важнее моды. Мне иногда хочется просто делать что-то новое и не думать, как заработать на этом».

Давайте вспомним Хельмута Ланга, который ушел из моды в 2005 и теперь занимается скульптурой в своей мастерской на Лонг-Айленде. “Я часто думаю об этом,” — говорит Раф. Я постоянно думаю о том, чем бы мог заняться вне моды. Снять фильм или заняться живописью — попробовать себя в чем-то новом. На самом деле, в модной индустрии работа дизайнера кардинально изменилась за последние годы.”

Распродажа

Джессика Морган, директор Dia Art Foundation, считает, что Уорхол в своих работах выражает восхищение молодежной культурой, на которую как раз-таки и ориентируется Calvin Klein. И это похоже на правду. «Так было с Деннисом Хоппером, Сандрой Брандт и Стивеном Спраусом — мне нравится, как Энди Уорхол показал миру своих героев, сделав тарфаретные картины с их портретами,» — говорит Симонс. И я начал думать, кто сможет стать символом моей работы в Calvin Klein. Тогда я подумал, что иногда могу брать людей, причастных к творчеству Уорхола, и показывать их публике в новом свете в качестве героев уже собственной истории.

Дизайнера абсолютно не волнует, если люди не понимают, что Уорхол лично завещал передать права на все его наследие в специальный фонд, который мог бы помогать другим художникам, получая при этом прибыль. Чем сейчас и пользуется Calvin Klein во главе с Рафом Симонсом.

Если существует и связь между модой и искусством, то люди всегда будут это воспринимать как очередной способ нажиться на добром имени художника, чей труд эксплуатируют бессовестные дизайнеры . Но никто не думает, что художники тоже получают выгоду в рамках такого сотрудничества.

Конечно, в случае с фондом Уорхола и CK никто никого не использует — это взаимовыгодное сотрудничество. Мистер Шиффман не назвал сумму, которую Calvin Klein выплатил за получение лицензионных прав, но отметил, что предложение было “достойным”.

У каждого есть свое мнение

После такого стремительного потока мыслей и вдумчивых объяснений крайне сложно понять, о ком говорит Раф — о себе или об Энди. Симонс думает, что сегодня творчество Уорхола получило новый виток развития и вновь стало чрезвычайно популярным — да, он не говорит, что это благодаря Calvin Klein, но невозможно отрицать тот факт, что Раф внес наследие знаменитого художника в ДНК бренда.

«Поначалу я очень переживал о том, что люди подумают о моей работе. Но спустя какое-то время, я пришел к тому, что даже плохое впечатление может быть полезным, так как оно создает своего рода диалоговую среду. Но чтобы это понять, мне пришлось умерить как собственные ожидания, так и ожидания компаний, с которыми я работаю: модные бренды почему-то крайне озабочены тем, что думают не знакомые мне люди.

Сама суть моды значительно изменилась. В Антверпене у меня было намного больше времени, чтобы успеть насладиться тишиной и сделать каике-то зарисовки. Сейчас же у меня нет ни одной свободной минуты: все мои дела уже давно расписаны на месяц вперед. И в Dior мне также постоянно приходилось участвовать в гонке со временем.»

Не подумайте, что Симонс жалуется, это не так. Когда Раф покинул Dior, ходили слухи, что таким образом дизайнер пытается протестовать против самой индустрии моды, но, как оказалось, Симонс решил уйти в Calvin Klein, который выдвигает куда больше требований, чем французский модный Дом. По сути, Симонс постоянно поднимается по карьерной лестинице, состоящей из влиятельнейших брендов.

«Это мой выбор и моя ответственность. Очевидно, мне это нравится. Наверное, есть люди, которые думают, что я пришел в CK в первую очередь за деньгами, но это не так. Хотя я прекрасно понимаю, что у каждого из нас есть собственное мнение. И я восхищаюсь людьми, у которых есть свой взгляд на вещи, даже если это идет в разрез с моим собственным представлением. Проблема в том, что сегодня в индустрии моды все начинают критиковать, даже не разобравшись в сути вопроса.»

Позже Раф останавливается в здании CK, чтобы проследить за инсталляцией “Shadows”, состоящей из множества картин, которые впоследствии должны объединиться в одно большое полотно. Интересно, но ни одна работа не похожа на другую, и чем больше ты всматриваешься в детали, тем больше находишь отличий. То же самое можно сказать и о современной моде.

«Самые интересные идеи приходят с опытом: иногда нужно смотреть как бы между строк, чтобы увидеть иной смысл,» — говорит Раф Симонс. Он опять говорил о Уорхоле. Наверное.