Верджил Абло и его уникальный подход к творчеству

Вёрджил, пожалуй, самый обсуждаемый мастер на все руки. Уроженец Иллинойса уже взялся за столько проектов, что у нас просто не хватает дефисов, чтобы описать все его должности. Инженер. Архитектор. Диджей. Дизайнер. Арт-директор “Watch the Thrоne”. Креативный директор Канье. Все это Вёрджил. Совсем недавно Вёрджил с его брендом Off-White оказался на 3 месте в списке самых актуальных марок за прошлый квартал по версии Business of Fashion и поисковой фэшн-системы Lyst, отставая только от таких мегабрендов, как Gucci и Balenciaga. Совсем неплохой результат для бренда, который стартовал всего 3 года назад. Papermag встретились с Вёрджилом и решили поговорить с ним о том, кто и что его вдохновляет.

Микки Бордмен: Начну со случайного вопроса. Ты родился в Рокфорде, Иллинойс, верно?

Вёрджил Абло: Все верно.

Микки: Я сам родом из Хановер Парк, Иллинойс, который находится неподалеку, и я часто бывал в Рокфорде. Мой отец периодически возил меня на Rockford Speedway, чтобы посмотреть на гонки.

Вёрджил (смеется): Не может быть!

Микки: Мир тесен.

Вёрджил: Не так много людей в мире знают о Rokford Speedway!

Микки: Ну, по крайней мере, есть ты и я. Мой отец был ярым поклонником гонок, и мы всегда останавливались на заправке Union 76, чтобы поужинать там по пути домой, где все, кроме меня, ели бисквиты с мясной подливкой. Ладно, я отошел от темы. Мне кажется очень необычным то, что ты связан с искусством. Ты учился на архитектора и строительного инженера, эти специальности обычно не ассоциируются с индустрией моды. Как ты видишь сам себя: как человека из фэшн-индустрии или все же как разностороннего человека?

Вёрджил: Мне кажется, что главная ошибка многих людей сегодня — это попытки ограничивать или классифицировать себя. Я принимаю любую терминологию и ярлыки, которые на меня вешают. Главное для меня — это оставаться креативным и находить источники вдохновения, которые смогут дать осмысленный вклад культуре.

Микки: На твой взгляд, строительная инженерия может быть творческой?

Вёрджил: Да, если убрать все классификации и формальности профессии, то можно будет понять, кто ты по характеру в этом деле. Некоторые склонны к аналитическому мышлению, для других — это решение проблем. Для меня же это всегда поиск творческих решений. Когда я работал в строительном бизнесе, я всегда старался подходить творчески ко всем вопросам. На самом деле, строительная инженерия, пускай это звучит странно, тоже является формой искусства. Да, инженерия кажется очень прикладной профессией, но на самом деле она дает множество вариантов для конструкции одного объекта. Эта профессия научила меня быть креативным там, где, казалось бы, творчеству места нет.

Микки: Мне кажется, большое количество людей даже не представляют, что такое строительная инженерия.

Вёрджил (смеется): Да, я знаю, это забавно, но это просто очень широкий термин. Но если ты на секунду задумаешься об инфраструктуре города, то все сразу становится ясно. Иными словами, если где-то стоит задача в постройке какого-либо объекта, то строительная инженерия будет в ней задействована. Я специализировался в проектировании высоток.

Микки: Мне нравится, как устроена инфраструктура города в Чикаго. Есть ли какие-то любимые здания или просто локации в Чикаго, которые тебя вдохновляют?

Вёрджил: Да, и очень много. Муниципальное здание в Институте технологий Иллинойса, где я изучал архитектуру. Дом Фарнсуорта В Плейно, Иллинойс, — мое самое любимое здание на этой планете.

Микки: Так, хорошо, а как ты ушел из архитектурного дела в диджеи?

Вёрджил: Я учился в школе в Мэдисоне, штат Висконсин. И это было отличное время. Время, когда ты молод и уже покинул родительский дом, а твои новые друзья становятся новой семьей. Моего соседа по комнате в колледже звали Гэбриэл Сталмен, и мы вместе были очень увлечены актуальной культурой. Мы были подписаны на журнал GQ, и старались повторить образ жизни, подаваемый в издании. Я помню, там был номер о Puff Daddy, и мы с другом поняли: “Да, вот он — пример для подражания; это то, к чему мы хотим стремиться!”.

Микки: То есть, как и Puff Daddy, ты стремился к вечеринкам с водкой Ciroc в компании с девушками в бикини?

Вёрджил: Нет, нас в первую очередь вдохновлял его образ, его самобытность, он не ограничивает себя ничем — он живет этим лайфстайлом. Для нас тот момент был поворотным: мы стали ходить на фермерский рынок и устраивать вечеринки после ужина. Я начал диджеить в школе и продолжил в колледже. Гэбриэл работал в модном винном баре, где мы уговорили руководство устроить вечер хип-хопа. Несмотря на то, что у меня была большая нагрузка по учебе, я старался часть времени уделять диджейству и организации хип-хоп вечеринок. В общем, я и мой друг были супер мотивированы, у нас был этот панковский дух “Can’t stop, won’t stop”, и мы по сути запустили волну вечеринок, которые стали главным событием ночной жизни в нашем колледже. Я диджеил, а Гэбриэл отвечал за бар. Мы так делали каждую среду. Мы это делали для удовольствия, но каждая такая ночь приносила нам полные обувные коробки денег. После этого мы ехали на Мичиган авеню в Чикаго, и тратили деньги в магазинах Louis Vuitton или Kenneth Cole.

Микки: О, да! Я помню это время, тогда Kenneth Cole был очень популярен, тогда еще вышла песня у группы Klymaxx со строчками: “I had my Blue Versace skirt and my Kenneth Cole shoes” [Я в голубой юбке от Версаче и обуви от Kenneth Cole].

Вёрджил: Да. Обувь Kenneth Cole. Да, это было именно то время, когда мы закупались там. Ты знаешь, я удивлен, Гэбриэл сейчас владеет семью ресторанами в West Village. А мы все еще с ним с ностальгией вспоминаем те времена в колледже. Это было время, когда мы делали все и сразу: диджейство, архитектура, учеба. В общем-то все то же самое, что я делаю и сейчас.

Микки: Ты считаешь себя трудоголиком?

Вёрджил: Определенно. Я не разделяю работу с остальной жизнью, если ты понимаешь о чем я. Наверное, это знак того, что я совсем фанатичный трудоголик.

Микки: То, что ты описал о своих поездках в LV на Мичиган Авеню, уже звучит как то, чем мог бы заниматься Puff Daddy, но все же, как ты считаешь, ты достиг этого образа жизни к которому стремился? Ну, ты уже и сам в GQ. Ты стал моделью для подражания для молодых ребят.

Вёрджил: Да, это странно. Человек с моих характером не оценивает достижения и успехи как конечную цель, что тоже может быть признаком того, что я настоящий трудголик. Моя мотивация не исходит из достижения определенной цели. Моя мотивация заключается в постоянном диалоге с самим собой и нескончаемым потоке создании идей и их реализации. Как однажды сказал Том Сакс: “Лучшая награда за выполненную работу — это еще больше работы.” И это про меня. Иными словами, для меня не существует какой-то определенной точки, после которой я решил бы остановиться.

Микки: Чувствуешь ли ты ответственность или даже желание научить своих фанатов и фолловеров тому, как добиться успеха ?

Вёрджил: Да, наверное, это даже часть моего эго. Это своеобразный бартер. Если ты жаждешь внимания масс, то ты должен отдавать что-то взамен, и я в определенном ключе хочу это внимание. Иначе говоря, я считаю неудачей тот факт, если ты что-то создал, но никто этого не замечает, т.е. не видит твоих амбиций. Мне нравится осознание того, что мое творчество вдохновляет других трудиться больше и создавать что-то новое.

Микки: Кстати, о коллаборации с Nike, это круто как ты смешал Air Jordan с другими моделями кроссовок, и ты даже пошел наперекор некоторым правилам при их создании, что очень необычно, учитывая сотрудничество с такой большой компанией. Легко ли было договориться с руководством Nike об этом, или это была каждодневная борьба?

Вёрджил: У нас были прекрасные взаимоотношения, потому что мы нашли гармонию и понимание друг с другом. Мы сошлись на идее, что хотим показать прогресс бренда и в то же время подчеркнуть те детали, которые определяют историю моделей. Мы стремились к тому, чтобы результат был инновационным и качественным, но при этом оставался классическим и олицетворял определенный стиль и принадлежность к духу бренда. Мы и Nike сошлись во мнениях, и результат превзошел все мои ожидания. Да, это был прекрасный пример сотрудничества.

Микки: Каким ты видишь свое будущее?

Вёрджил: Мое будущее – это больше работы (смеется). Пока я могу оставаться креативным и ломать новые границы, я чувствую себя удовлетворенным. Я не уверен, что меня ожидает в будущем, но я хотел бы продолжать открывать новые горизонты с помощью своего творчества.

Микки: Были ли у тебя неудачные проекты?

Вёрджил: Да, очень много. Но опять же, успех или неудача — это скорей вознаграждение за конкретный проект, и был ли он в итоге реализован, чтобы двигаться к следующему. Я больше заинтересован результатами своего творчества в целом, потому что понимаю, что каждый проект просто физически не может быть успешен. Ко всему прочему, я придерживаюсь философии, что время — решающий фактор. То, что сейчас кажется успешным или отвратительным, может резко поменяться через 10\20\30 лет, поэтому я не задумываюсь об этом. Моя цель — это создавать и двигаться дальше для новых идей.

Микки: Кто ты по знаку зодиака?

Вёрджил: Весы.

Мики: Ого, и я тоже. С днем рождения!

Вёрджил: Взаимно.

Микки: Недавно ходили слухи о том, что ты можешь возглавить Givenchy. Хотелось бы тебе заниматься чем-то таким – возглавить один из крупнейших Домов моды?

Вёрджил: Я всегда открыт к новому, и мои амбиции высоки. Когда мне что-то предлагают, будь то крупное или незначительное сотрудничество, я всегда задумываюсь о том, может ли мне это что-то принести и что я могу привнести нового.

Микки: Ты когда нибудь говорил Puffy, что он вдохновил тебя и твоего соседа по комнате?

Вёрджил (смеется): Да, говорил!

Микки: И что он сказал?

Вёрджил: Он сказал, что это классно. Я почувствовал какую-то связь с ним. Я всегда думаю о нем, как он добился своей цели, как вдохновил многих. Если бы он не достиг своей цели, молодой человек вроде меня не имел бы какого-то примера для мотивации. Сегодня нам действительно не хватает примеров для подражания.

Микки: Как ты считаешь, ты — модель для подражания?

Вёрджил: Этот вопрос стоит задавать не мне, лучше задать его кому-то другому. Если моя цель — просто оставаться креативным, то что это может дать другим — уже другой вопрос.

Микки: Хорошо, я спрошу у Puffy.

Источник