Верджил Абло и его команда

Путь к титулу короля среди знаменитостей социальных медиа.


Это был неожиданно приятный февральский денёк в Чикаго. Верджил Абло, сидя за рулем своего черного Бэнтли, проводит мне экскурсию по его любимым местам в родном городе, в то время как из динамиков раздается голос 19-ти летнего рэпера XXXTentacion.

“Новый чувак, которого все сейчас слушают. Слышал о нем? – спрашивает меня Верджил, заранее зная ответ. – Он добился успеха, пока сидел за решеткой. Мне нравится эта ситуация, когда студии звукозаписи тратят миллионы долларов, чтобы превратить кого-либо в следующую звезду, но тут появляется исполнитель, который завоевывает чарты, не имея ничего, кроме песен плохого качества”.

Такую хитрость испытал на себе непосредственно и сам Абло: Когда в 2009 году Верджил посетил шоу Comme des Garçons, один из первых показов его жизни, он был стилистом Канье Уэста и не позиционировал себя кем-то особенным. “Мы понимали около 60-ти процентов всего происходящего на подиуме, – вспоминает он о поездке в Париж. – Мы были тем поколением, которое интересовалось модной индустрией, но не должно было быть ее частью. Однако мы решили принять участие в развитии этой культуры. В некотором смысле в нас было больше азарта, чем в самой индустрии”.

Перенесемся в 2017-й год. Абло был ключевым звеном в “мозговом тресте” Канье на протяжении 14-ти лет, сейчас же в центре внимания Верджила оказался Off-White. Вещи в черно-белую полоску носятся абсолютно всеми: от Кендалл Дженнер и Бейонсе, до клубной молодежи в Нью-Йорке и даже Нигерии.

Верджил основал Off-White в 2013-ом году, и бренд быстро привлек к себе внимание. В 2015-ом он стал единственным американским финалистом престижной премии LVMH для молодых дизайнеров. На пути к этому Верджил помог стритвиру “штурмовать” высокую моду, чтобы тот занял место рядом с ней. Одежда Off-White быстро распродается в таких магазинах, как Barneys New York и Colette, не говоря уже о бутиках Off-White в Токио, Гонконге и других городах. Первый магазин в Америке откроется этим летом в нью-йоркском SoHo.

 

Помимо того, что Абло работает с молодежной культурой, он ещё успевает принимать участие во всем его окружающем. Будучи, по его словам, “креативным шизофреником”, он попробовал себя в огромном количестве сфер. Верджил был диджеем на вечеринках по всему миру, используя псевдоним Flat White; в одном только 2016-ом работал над совместными коллекциями с Moncler, Levi’s, VLONE и музыкантом Брэндоном Фаулером. На Design Miami в ходе Art Basel Miami Beach он также представил свою первую линию мебели, а ещё планирует выпускать книги в собственном издательстве. Грядут коллаборации с Nike и пока ещё не названным крупнейшим магазином мебели. Вдобавок ко всему прочему Абло имеет строящийся отель в Азии. В июне дизайнер представит мужскую коллекцию весна/лето 2018. Подобно опыту Рафа Симонса и Гоши Рубчинского показ пройдет на выставке Pitti Uomo во Флоренции.

Верджил очень дружелюбен и любит, не считая всяческих разговоров о Bauhaus, Мартине Марджеле и Людвиге Мис ван дер Роэ, также пообщаться и в сети. Тем прохладным февральским днем мы встретились в Нью-Йорке около Mercer Hotel. Ходили слухи, что Абло – кандидат на пост бывшего креативного директора Givenchy Риккардо Тиши. Одновременно с этим Раф Симонс в интервью с GQStyle.com назвал Абло неоригинальным. Сам Верджил только недавно вернулся из Берлина, где был диджеем в Berghain – техно-клубе, который дизайнер назвал “священным местом электронной музыки”. Сейчас же Абло собирается читать лекцию под названием “Все в кавычках” в школе архитектуры и городского планирования при Колумбийском университете: половина переполненного зала будет одета в винтажные футболки из 90-тых и толстовки Supreme.

Абло говорит, что Раф Симонс долгое время был одним из его кумиров (кстати, оба дизайнера номинированы на 2017 CFDA Award). “Его показы оставили свой след”, – осторожно добавляет он, имея в виду след в культуре молодежи – той, которая находится между поколением, отрицающим иерархичность в моде и поколением, которое считает стритвир высокой модой, однако не признает лидеров стритвира полноценными дизайнерами.

 

36-летний Абло придерживается обеих точек зрения. Он имеет образование в области инжиниринга и архитектуры, но никак не моды. “Я пришел не оттуда, откуда должен был, – говорит Верджил, объясняя, что движет им. – Поэтому я должен доказать, что мое творчество – дизайн, оно – искусство и что это действительно так”.

Его целевая аудитория – пост-Tumblr поколение молодежи, которое выросло на YouTube и в социальных сетях, которое хочет знать все неизвестные и необычные бренды, а также носить Off-White и основывать собственные марки одежды. “Я постоянно пытаюсь доказать 17-ти летнему себе, что я могу творить, хоть и не считал это возможным”, – делится Верджил, останавливаясь, чтобы посмотреть недавно прибывший прототип кроссовок Nike Air Force 1, который он создал. Обувь, которую он позднее раздаст студентам Колумбийского университета, совмещает в себе шрифт Off-White и логотип Nike поверх него. “Все, что я делаю, является отсылкой к тому, что оказало на меня влияние”.

 

Он отмечает тех людей из своего ближайшего окружения, которые связаны с музыкой, искусством и миром моды, не получив образования дизайнера. Все они имеют авторитет в социальных медиа:  A$AP Rocky, A$AP Bari, андеграундный художник Джим Джо, модель Лука Саббат и стилист Иен Коннор, назвавший себя королем молодежи. “Эти ребята не осознают, какую силу имеют в своих руках, – отмечает Абло, имея в виду 24-х летнего Коннора, у которого 769,000 последователей в Instagram и 19-ти летнего Саббата с 397,000 подписчиков (Абло имеет 714,000). – Они могут стать более значимыми, чем модные бренды. Я как-то сказал им: ‘Образы Кайли меняются из-за вас'”.

 

Стиль его креативного мышления характеризуется в том, чтобы “находить связи, поддерживать и затем включать их в собственную систему”. Абло говорит эти слова относительно той сплоченной команды, честь которой отстаивает. Он помог 34-х летнему Херону Престону в создании первой коллекции, связав его с New Guards Group, миланской компанией, производящей вещи Off-White. А в январе, на шоу Престона, Абло представил Off-White c/o Art Dad LLC, капсульную коллекцию, над которой работал совместно с Tremaine Emory и DJ Acyde, ребятами из коллектива No Vacancy Inn.

Коннор, бывший стилист Wiz Khalifa и консультант Канье, доверяет Абло научить его “мыслить креативно” и воплотить идеи Йена в реальность. Сейчас Коннор и Абло находятся процессе создания книги с закулисными пленочными снимками Коннора, и итог работы Верджил опубликует летом.

 

Ещё одной целью дизайнера стала филантропия. Вместе с Лорен Пауелл Джобс, вдовой создателя Apple Стива Джобса, Абло планирует принять участие в антинасильственной кампании в Чикаго, нацеленной на менторство безработной молодежи в области дизайна одежды.

Верджил основал Pyrex Vision, свой первый бренд, в 2012 году. На dead-stock фланелевых рубашках Rugby Ralph Lauren, которые он купил в дисконте, Верджил напечатал слово “pyrex” и продал каждую из них за 550 долларов.

 

С 2014 года дизайнер начал представлять коллекции Off-White исключительно в Париже – он называет его “домашней площадкой” моды”. Он переворачивает игру с помощью острых углов в одежде, бархатных пуховиков и пальто из овечьей шерсти, сделанных в Италии. “Моя идея заключается в том, чтобы обычные вещи достигли уровня вещей с подиума в Париже”, – говорит Абло. В данном случае речь идет о толстовке из органзы, фотографию которой он показал мне на своем телефоне во время нашей встречи через неделю в Чикаго. В ответ на слова Рафа Симонса Верджил решил полностью изменить осеннюю женскую коллекцию: теперь она называется “Nothing New”, как бы намекая на пронизывающее современную индустрию присвоение чужих идей. Женский марш в Вашингтоне вдохновил Абло на создание укороченных курток, предназначенных быть защитной броней, а также платьев из органзы и жоржетты с пластмассовыми вставками, которые воплощают идею улиц “более абстрактным способом”.

 

Верджил Абло не держит в тайне своего желания управлять легендарным модным домом, хотя Givenchy публично заявили, что не обращались к нему (должность получил Claire Waight Keller). Родственную душу Абло видит в Демне Гвасалии, 36-ти летнем дизайнере Vetements и Balenciaga; вспомним, как эти двое тусовались на вечеринке после январского показа Balenciaga, на которой Верджил был диджеем.

 

Первая муза для Абло – его жена Шаннон, с которой он познакомился во время учебы и сыграл свадьбу в 2009-ом. Пара живет в Чикаго в Линкольн Парке вместе с четырехлетней дочерью Ловой и годовалым сыном Греем, но Верджил отмечает, что редко остается в городе на долгий период времени. В один день он находится на показе коллекции Канье Yeezy Season 5, а в другой – на школьном концерте дочери.

“Я не хочу быть звездным дизайнером, я хочу отгородить свою личную жизнь от этого”

Как сын иммигрантов из Ганы, выросший в пригороде Рокфорда, Верджил предполагал, что его жизнь пройдет за офисной работой. Его папа управлял компанией, занимающейся красками, а мама была швеей. Абло интересовался скейтбордингом, кроссовками Air Jordan и хип-хопом. Он резко вспоминает свою мать, вырезающую выкройки и шьющую одежду с нуля для клиентов, входящих в их дом. В преимущественно белой католической средней школе Верджил играл за футбольную команду и носил униформу. “Застегивающаяся на пуговицы рубашка и блейзер с золотыми кнопками “дали мне энергетику Принца из Беверли-Хиллз””, вспоминает он. Родители разрешали ему быть диджеем на вечеринках, хотя и ожидали, что он выберет более серьезную профессию. Так Абло оказался в Висконсинском университете, где изучал гражданское строительство, свободное время проводя за чтением модных журналов и диджеингом.

 

В последнем семестре он впервые взял уроки истории искусств и изучал эпоху Ренессанса: эпоху таких художников, как Караваджо. Понимание того, что инновации были возможны и в творческой дисциплине “взорвали мой мозг”, как сказал сам Абло. Тот же эффект произвело на него погружение в творчество Людвига Мис ван дер Роэ и Рема Кохласа в Иллинойсском технологическом институте, в котором Верджил защитил диплом в области архитектуры. В то же время он занимался дизайном футболок, создал собственный веб-сайт, и тогда же произошло роковое знакомство с Уэстом, когда Абло поинтересовался, где рэпер производит свой мерч. Затем Верджил добровольно разработал для Канье музыкальный логотип G.O.O.D. и оставил распечатки набросков в магазине, где они попались на глаза владельца, который и уговорил Абло позвонить тогдашнему менеджеру Уэста. Месяцем позднее Верджил уже путешествовал по всему миру с Канье.

 

Безусловно, Верджил помог Канье проделать долгий путь, воплощая в жизнь некоторые из его зачастую слишком амбициозных идей. Графический дизайнер Майкл Рок вспоминает ловкость Абло в работе с сильными и разносторонними личностями. “Он был как клей”, – отмечает Рок, чья фирма 2х4 работала с ОМА Рема Кохласа для разработки идеи и строительства павильона с семью экранами для показа дебютного короткометражного фильма Уэста “Cruel Summer”, премьера которого состоялась в 2012 году на Каннском фестивале.

“Верджил может влиться в круг знаменитостей и в то же время вести действительно серьезный разговор с архитектором. Не многие люди могут соединить эти два мира”

Музей искусств – следующая его задача. В 2019 году в музее современного искусства Чикаго будет представлена первая ретроспектива Верджила Абло. Возвращаясь к истокам, шоу покажет “ленту Мёбиуса, которая в какой-то степени сделала Верджила человеком эпохи Возрождения”, сообщает Майкл Дарлинг, куратор Абло. Когда прошлым летом Дарлинг связался с Верджилом, он подумал, что музей интересуется им в качестве диджея. “Я все это время доказывал себе, что достоин этого”, – говорит он. В любом случае диджеинг – метафора того, что Верджил умеет лучше всего.

“У тебя есть три минуты, чтобы почувствовать эмоции людей, сыграть трек и произвести впечатление на толпу. Затем ты должен сообразить, как свести несколько треков в единое целое. Ты будто определяешь показатель культуры”.


Перейти к источнику