Тинкер Хэтфилд — дизайнер Nike, превративший кроссовки в произведение искусства

Для того, чтобы совершить открытие в науке, поэзии или дизайне, нужно начать думать шире установленных обществом рамок. Необходимо выйти за мысленную грань дозволенного и начать рисковать. К сожалению, способных на это людей не так уж много, поэтому когда они находят свое призвание, то происходит настоящее волшебство.

Один из таких уникумов — Тинкер Хэтфилд, дизайнер и глава Nike Innovation Kitchen. Это тот человек, который сказал: “Давайте сделаем внутренние детали кроссовок наружными”. Так появились легендарные Air Max. Это тот человек, который сказал: “Давайте сделаем обувь с автошнуровкой”. И эта идея воплотилась в реальность.

Команда 1Granary встретилась с Тинкером и поговорила с ним о дизайне как о виде искусства, о том, как доносить свои идеи до начальства, и почему дизайнеру обуви никогда не стоит заходить в обувной магазин.

У вас достаточно нестандартный профессиональный опыт. Чему моде стоит поучиться у других индустрий?

Мой профессиональный опыт можно условно разделить на две части, и каждая из них помогла мне стать таким, какой я сейчас. Я занимался тяжелой атлетикой в колледже, в том числе на профессиональном уровне, и в это же время учился на архитектора. Занимаясь атлетикой, я узнал много нового о спорте и стремлении к совершенству, а в колледже много интересовался дизайном. Это сочетание интересов стало для меня идеальным подспорьем, чтобы заняться дизайном кроссовок.

Я слышал, что вы всегда ищете вдохновение в вещах, которые не имеют ничего общего с обувью. Почему так?

Мне всегда казалось, что кроссовки создаются исключительно в практических целях — быть пригодными для спорта. Я думал, что никто еще не рассматривал кроссовки как вид творчества. В общем, чтобы сделать кроссовки классными и актуальными, я попытался внести какие-то новые технологии в процесс дизайна. Я изучал необычные здания, разговаривал с архитекторами, беседовал с музыкантами, так как интересовался музыкой. Вел очень активный образ жизни: катался на сёрфе и на скейте, ездил на велике в горы. Одним словом, набирался опыта для поиска новых дизайнерских решений. Так что теперь, когда я сажусь за создание нового эскиза, у меня всегда полно идей из самых разных источников.

Знакомо ли вам чувство, когда смотришь на чью-то работу и думаешь: “Чёрт возьми, я бы хотел, чтобы это был мой дизайн”?

Мне посчастливилось работать в компании, которая дает мне возможность развиваться самому в широком масштабе, что дает шанс увидеть мои работы миллионам. Думал ли я когда-нибудь, что буду разрабатывать дизайн для машины или мотоцикла? Да, конечно! И сейчас я как раз работаю над дизайном мотоцикла.

Значит, вы никогда не останавливаетесь на достигнутом?

Да, наверное, вы правы! Такова моя жизнь, я всегда в движении. Отсюда и поток идей.

Дизайнерская работа для такого крупного бренда наверняка требует множества усилий, чтобы отстаивать свои идеи?

Каждый раз! Мне кажется, это краеугольный камень в творческом процессе. Начальство всегда скептически принимает новые идеи, желая видеть продукт глазами ритейлера или конкретного покупателя. Мне кажется, прорывные и дерзкие идеи — это то, что движет фэшн-индустрию вперед. Многие дизайнеры экспериментируют с новыми материалами и силуэтами, макияжем и оформлением показов… Это не наша область, но мы стараемся внести что-то новое в спортивную одежду, использовать необычные материалы и оригинальные расцветки, при этом придерживаясь своих ценностей. Я был первым, кто пришел к идее объединить спорт с модой.

Как изменился этот процесс за последние годы? Стала ли мода более открыта к более дерзким идеям?

Нет, это постоянная борьба за свое детище. Перемены всегда вызывают страх у начальства, риск заставляет людей нервничать. Правильное решение в таком случае — сотрудничество с инфлюенсерами. Например, такой известный спортсмен, как Майкл Джордан. Так начальство нервничает меньше. Сегодня появляется все больше людей, с которыми мы можем сотрудничать — например, рэперы или кто-то еще, за кем пойдет толпа. Вещи начинают принимать и любить просто потому что их носят селебрити. И помогает развеять все сомнения у людей из бизнеса.

На что в поиске подходящего дизайнера ты смотришь в первую очередь?

Мы не ищем конкретного дизайнера обуви или дизайнера автомобилей, мы ищем талант. Любой, кто понимает основы дизайна, может заниматься производством спортивной одежды и обуви. Таким образом, в моей команде очень много дизайнеров из разных сфер.

Вы управляете довольно большой командой дизайнеров, как вам это удается?

Одна из моих организационных задач – находить новые таланты и помогать им развиться. Я всегда говорю своим сотрудникам, чтобы они выходили на улицу и не сидели часами в студии ожидая, пока в голову придет гениальная идея. Вдохновением может быть что угодно. Неважно, что вас привлечет, важно что вы из этого извлечете. Мы хотим, чтобы наши сотрудники поняли это. Большинство дизайнеров думает, что они могут просто обойтись работой над макетами и в итоге обрекают себя на рутину.  Сходите, например, на выставку африканского искусства: внутри вас может что-то щелкнуть, и вы взглянете на обувь по-новому. Так, процесс вязания корзин в итоге стал идеей для кроссовок Flyknit.

Вы хотите сказать, что от конечного продукта нужно абстрагироваться?

Все верно! В последнюю очередь дизайнеру стоит идти в обувной магазин.

Вы всегда работаете с продуктом, который должен отвечать критериям практичности. Как это условие влияет на выбор идей?

Вспомним Александра Маккуина, одного из моих самых любимых дизайнеров. Я видел ретроспективу работ Маккуина в Нью-Йорке и был поражен масштабом его творчества. Он рассказывал невероятные истории через свои коллекции. Его не сдерживали никакие рамки, и будь у меня такая свобода выражения, я вряд ли бы смог превзойти его. После смерти Маккуина, мне кажется, я стал ценить его наследие еще больше. Я стараюсь выкладываться на полную и, думаю, у меня это получается.

Мне кажется, мы не всегда оцениваем работу дизайнеров по достоинству. Мода циклична, и у нас попросту нет возможности остановиться и признать значимость работы того или иного дизайнера. Можно ли говорить о похожей ситуации в индустрии спортивной одежды?

Я не знаю, как правильно ответить на этот вопрос. Могу лишь отметить, что к нам отношение несколько иное. Работа «спортивных» дизайнеров оценивается людьми, которые заинтересованы в практичности спортивной обуви, но при этом большинство покупателей Nike и Jordan выбирают наши кроссовки, чтобы быть стильными. И это плюс ещё один критерий. Совершенствоваться в таких условиях непросто, но благодаря им мы остаемся актуальными.