Раф Симонс: искусство моды XXI века
Раф Симонс, фотограф Le21eme

Мне кажется, современность — это удивительное сочетание прошедшей эпохи и новаторских идей сегодняшнего дня. В моде я хочу видеть больше динамики: думаю, что нынешние женщины крайне увлечены своей жизнью, они всегда заняты, поэтому им необходим комфорт и удобство в одежде. →

Закинув ногу на ногу и плотно сжав губы, Раф сидит в кресле, пристально разглядывая расхаживающую туда-обратно модель в платье Dior Haute Couture.

Для меня важно, чтобы девушки могли свободно двигаться. Интересно, что получится, если подогнуть юбку?..

Напротив швеи и портные подгибают подол юбки, закрепляя его булавками. Взгляд Симонса слегка смягчается, и в мастерской, кажется, чувствуется облегчение и понимание того, что нужно делать со всей этой одеждой и как наконец поладить с «Дивой» дизайнерского Олимпа.

— Да, это хорошая длина, так будет красиво. Чем короче, тем лучше.

— Прекрасно!

— Очень в стиле Дианы Крюгер.

Осматривая заготовки для будущего шедевра, Раф выглядит крайне задумчивым: очевидно, решение он уже принял, но ему все равно необходим отвлеченный взгляд со стороны.

— Флоранс, тебе нравится?

— Мне очень нравится форма баски.

Слегка смущенно, но не переставая верить в свой замысел, новоиспеченный креативный директор Dior отвечает:

— Нет, я имею в виду саму идею превратить платье в топ. Так она будет выглядеть моложе, гораздо моложе.

→ Вообще я считаю, что мир моды — это диалог, поэтому все время задаю людям много вопросов, а они спрашивают о чем-то меня. В 50-е и 60-е каждый человек видел будущее романтичным, ведь казалось, что вот-вот мы все переселимся на Луну и будем жить там. И я также смотрю на мир, в этом смысле для меня романтично именно будущее, а не прошлое.

Раф Симонс на примерке коллекции Dior F/W 2012, кадр из фильма «Dior and I»

Начиная с бытовой техники и заканчивая архитектурой, минимализм правит бал уже не первое десятилетие, и Раф стал одним из первых, кто смог превратить аскетичную сексуальность 90-00-х в современные кутюрные образы. Отправляясь в завтрашний день, Симонс, удивительно, создает актуальную моду сегодня, когда бесконечный поток информации, кризисы меньшинств и подростковые депрессии — такая же нормальность, как прослушивание музыки, без чего, кстати, жизни не представляет сам Раф. Выстраивая диалог между культурной средой и собственным дизайнерским гением, бельгиец устраивает на подиуме то акции протеста с транспарантами и факелами, то иммерсивное шоу, знаменующее конец тысячелетия и увековечивающее Вторую Мировую войну — куда важнее «Титаника» и «ЗЕМФИРЫ» Vetements, который не стесняется спустя два десятилетия ссылаться на запылившиеся тренды. И нет, Раф не предугадал тенденцию на социально активную моду — он как эстет выразил собственное видение настоящего, последствия которого найдут свое отражение в будущем. Иначе бы Пэрис Хилтон перевернулась в своем розовом Bentley, узнав, что гламур уступил место интеллектуальной моде.

Симонс делает вещи куда значительнее для мировой fashion-индустрии, нежели типичное предсказывание цвета года от Pantone: он создает параллельную вселенную, где все устроено, как и он сам, претенциозно, по-эстетски характерно и сложно, импульсивно, а самое интересное — понятно каждому современному хайпбисту. И будет понятно через многие десятилетия, когда человечество станет фривольно носить одежду Raf Simons или архивные коллекции Calvin Klein, Jil Sander и Dior вместо сегодняшних футболок Gucci, кроссовок и джинс, ведь вещи Симонса — часть вневременной культуры.

Раф Симонс, фотограф Вилли Вандерперре
рекламная кампания Raf Simons F/W 2017

Тема бесконечного противостояния молодежи и социума, искусство вместо глобализации и моды как утопичной системы — так в начале нулевых Раф видел современность, где молодое поколение «страха» борется за свои права, за свою свободу, как когда-то он сам. Родившись в полной изоляции от мира моды, будущий дизайнер попал на местное производство, где разрабатывал дизайн пивной тары, просиживая за компьютером дни напролет. Возможно, именно это повлияло на видение Рафа, для которого важно чувство внутреннего освобождения от оков посредственности. Свобода творчества, свобода слова, свобода чего угодно — Raf Simons зарождался и продолжает развиваться как живое существо, которое может слышать, видеть и двигаться.

футболка The Order и кепка с дизайном Питера Сэвилла Joy Division «Unknown Pleasures»

За аудиальные способности Raf Simons отвечают Дэвид Боуи, The Order, Kraftwerk, Manic Street Preachers: именно к творчеству этих исполнителей обращается дизайнер во время показов. Причем музыка всегда отражала не только тематику новой коллекции, но и сам подход Рафа к проведению презентаций одежды. Бельгиец большую часть карьеры не выпускал на подиум своих шоу икон модельного бизнеса. Вместо этого он решил проводить street-кастинги, приглашая молодых людей с окраин городов — неслучайно для своего осеннего показа 97-го года Симонс выбрал композицию «Tonight Tonight», где ведущим мотивом выступает жестокость, с которой сталкиваются дети и подростки.

Многолетняя дружба со Стерлингом Руби, книга под редакцией Франческо Бонами, обожествление Энди Уорхола — культовые художники стали куда более близкими друзьями для Рафа, нежели звезды, восседающие в первом ряду на его собственных показах. Изобразительное искусство — самый сильный мотив в творчестве Рафа: с помощью визуальных эффектов Симонс определяет форму и объемы, делает резкие заявления и даже акцентирует сексуальность, как это было в коллекции S/S 1998 «Black Palms», когда он пригласил Жоса Брандса нарисовать черные пальмы прямо на телах полуобнаженных моделей.

В списке самых важных вещей в моей жизни, помимо любви и семьи, искусство занимает первое место. Искусство намного важнее моды. Мне иногда хочется просто делать что-то новое и не думать, как заработать на этом

— в этом суть Рафа Симонса не как дизайнера или художника, а как человека, для которого искусство составляет смысл жизни. Именно об этом мода Raf Simons.

Несмотря на концептуальность и кажущуюся сложность, одежда Raf Simons выглядит актуально в контексте не только кутюрных подиумов, но и улиц мегаполисов. Благодаря тому что интеллектуальная мода не глупее самого Рафа, она способна адаптироваться под постоянно меняющиеся ритмы современных людей. От лаконичного и «носибельного» минимализма до сложных деконструированных образов — искусство моды Симонса одновременно соответствует современности и рубит на корню существующие модные тенденции. Искусство бельгийского дизайнера постоянно прогрессирует, то облачаясь в дюшесно-атласный оммаж Иву Сен-Лорану, то крича о повальной наркозависимости молодежи. И это не похоже на типичные vetements’новские принты на худи: коллекции Raf Simons — это способ выразить собственное, а не общественное мнение.

Оказавшись в Jil Sander, Симонс не изменяет себе и показывает миру минимализм нового времени. Дорогая, качественная, технологичная, сексуальная — кажется, современная «адекватная» одежда, не расшитая гроздями бисера и сложными аппликациями, может выглядеть так же роскошно, как кутюрные платья Chanel. Раф умело работает с архивами бренда, от сезона к сезону открывая новые грани Jil Sander: сложный деконструированный твид в виде платьев и жакетов, облегающие водолазки с высоким горлом всевозможных цветов, юбки-миди и прямые брюки, в которых удобно бегать по делам — Симонс продолжает создавать одежду, в которой можно жить, работать и ходить на выставки.

                                финальная коллекция Рафа Симонса для Jil Sander F/W 2012

Сам по себе мне цвет не интересен, мое внимание больше занято тем, как он может сглаживать противодействующие элементы в дизайне.

                                                        рекламная кампания Jil Sander 2011

— Сотрудничая с немецким модным Домом, Рафу удалось раскрыть талант колориста вне собственного бренда: юбки русалки, расшитые пайетками, пальто разных оттенков и пестрые платья из тюля в очередной показали зрителям, что он умеет играть не только с кроем, но и цветами. Будь то монотонные вещи или авангардный колор-блок, Раф показывает, что цвет — это совсем не то, чего стоит бояться женщине деловой, и к тому же достаточно смелой и худой, чтобы носить новые ультра-узкие брюки от Jil Sander.

                                                                            Jil Sander S/S 2007

Лавина хвалебных отзывов о коллекциях Симонса для немецкого бренда выглядит еще более страшной силой, учитывая, что работа на Jil Sander — дебют бельгийского дизайнера в создании женской одежды и вещей haute couture. Открытые плечи топов с длинными рукавами водолазок, едва прикрытая грудь с юбками-макси, лыжные свитеры с цветастыми платьями, минималистичные жакеты с oversize-пальто — своими коллекциями Раф доказывает, что поход в офис может быть достойным занятием.

Несмотря на то что история Dior насчитывает 70 лет кутюрных открытий и дизайнерских экспериментов, Раф Симонс в 2012 году смог переломить авторитет Кристиана Диор с его пышными платьями, добавив в дизайнерский код бренда минимализм и современное искусство. Деконструированные платья-цветы, которые отныне модно носить с брюками, легендарный жакет «бар» теперь можно «выгуливать» на деловые встречи, эргономика и продуманность вместо дизайнерского излишества — отбросив пестрящую театральность Гальяно, Раф смог привнести в диоровскую махину свежесть и новый парижский шик, не копирующий, а реинкарнирующий тот самый «new look».

                                                            Dior в исполнении Рафа Симонса

Мне кажется, что дух Dior полон романтики. Отношение к женственности как к важнейшней отправной точке — это и есть свобода. Ведь это соответствует тому, что делал сам Кристиан. Звучит, возможно, несколько претенциозно, но я не считаю себя достаточно талантливым, чтобы сравнивать себя с Диором.

— Симонс боится сравнивать себя с Диором, но не боится легко и играючи обращаться с классикой основателя Дома. Игра, движение — это вообще то, чего не хватает неповоротливой моде. Добавляя динамики, укорачивая знаменитые силуэты, дизайнер позволяет двигаться не только моделям на подиуме, но и самой одежде от Dior.

                                                         дебютная коллекция Рафа для Dior

Следуя собственным заповедям, Раф все же прислушивается к призраку Дома на Авеню Монтень, 30. И создает стену из цветов в духе Джеффа Кунса, омолаживает классические образы Dior, использует вместо километров тюля полотна Стерлинга Руби, привносит новые технологии в процесс производства тканей— все это под аплодисменты Анны Винтур на показе F/W 2012. Симонс открывает бренд для молодого поколения, которое всегда спешит и которое, без сомнений, остро нуждается в балетных пачках от Dior. Свитера из кашемира, коктейльные платья, узкие брюки — ничего гениального, все просто. Секрет успеха Рафа в том, что он создает одежду, на которую не хочется смотреть — ее хочется носить. Практически ремесленник с замашками художника Возрождения: его идеи уже завтра будут штамповать (более прямолинейно и скучно, разумеется) Zara, H&M и Top Shop. Это и есть та самая интеллектуальная мода, которая не пытается обмануть вас сумасшедшими оборками, рюшами и прочей глупостью.

Беспрецедентный уровень контроля, честное современное искусство, всевозможные американские стереотипы, айдентика колледжей, кутюрная линейка и армия новых поклонников — таким Раф оставил после себя Calvin Klein. В 2016 казалось, что крупнейший производитель одежды с бездонным кошельком и дизайнер с невообразимым количеством дорогих идей — идеальная и даже закономерная пара. «American Classic» — действительно классическая история камерного модельера у руля коммерческого бренда.

Первая коллекция Рафа в новой должности и впрямь вышла по всем канонам самого Кляйна: минималистичной, полной чистых цветов и сексуальности, с явным американским акцентом. Симонс буквально воскресил классические силуэты бренда: видоизмененные платья-футляры, смокинги, юбки-карандаши до колен наконец-то засверкали блеском современности. А в сезоне F/W 2018 Раф иронично обыграл уличный стиль одежды, которая в его интерпретации действительно выглядит правдоподобно по-уличному: униформа рабочих служб города, фольгированная ткань, напоминающая то ли о шпилях нью-йоркских небоскребов, то ли о проносящихся мимо машинах, и резиновые сапоги выше колена, если вдруг Центральный парк накроет ливень.

Энди Уорхол всегда был впереди планеты всей. В своем подходе, в своем видении и страсти к суперзвездам и известным людям, к тому же добавьте сюда маниакальное коммерческое чутье — демократизация в чистом виде. CK тоже по своей сути крайне демократичный бренд.

                                                                 American Classic by Calvin Klein

— Стерлинг Руби и The Andy Warhol Foudation — Раф остается верным себе и привлекает искусство даже туда, где его совсем не ждут. И это формирует новый язык марки, экспериментальный, свободный и яркий. Сотрудничество с Фондом Уорхола принесло бренду капсульную коллекцию нижнего белья, аксессуаров и одежды с принтами из культовых кинокартин Энди. Белье — это вообще культ CK, с которым пришлось считаться Рафу: разбавив лукбук своей кутюрной линейки Appointment знаменитыми белыми трусами с широкой резинкой, он показал, что коммерческие традиции в современной моде играют куда более важную роль, нежели дизайнерские эксперименты.

                                                                     Раф в свитере Calvin Klein

Но если сотрудничество с юридической точки зрения согласовали контрактом и рукопожатиями, то на небесах этот союз заключен явно не был. Творческий гений Рафа сыграл с ним злую шутку. Покупатели трусов и бюстгальтеров не были готовы ни к световым инсталляциям Дэна Флавина, ни к кутюрным образам из новой коллекции Calvin Klein by Appointment, ни к сложному дизайнерскому языку нового креативного директора. Бренд дал Симонсу так много свободы, что пришлось подрезать ему крылья. В то время как более прогрессивная публика, привыкшая к модным революциям под предводительством Рафа, уже изрядно зазевалась. Дизайнер, настойчиво утверждая «This is not America», из сезона в сезон продолжал активно использовать мотивы приевшейся американы. Канадский смокинг, ковбойские казаки, юбки-флаги и форма чирлидеров от-кутюр — видимо, Раф настолько сильно пытался казаться «своим» американцем, что совет директоров CK принял его за чужого.

                                  парижский haute couture под американским флагом

Но спустя три месяца после расставания, «Calvin Klein by Raf Simons» — это если и не история оглушительного успеха, то уж точно один из популярнейших запросов на eBay и Grailed.

Raf Simons, Jil Sander, Dior, Calvin Klein да и сам Раф Симонс — это отражение современной реальности, где смешиваются нации, дорогая дизайнерская одежда и нежнее белье, половые принадлежности, деконструктивизм и минимализм, расы, искусство и коммерция. Симонс высокохудожественно использует коды сегодняшнего дня, чтобы делать одежду, которая будет вам нужна. И в честь которой через пару десятков лет проведут очередной MET Gala.

Странно, он даже не думает крыться псевдоактивизмом, чтобы «втюхать» мужские пиджаки женщинам и женские юбки мужчинам. Вместо этого он делает честную моду, в которой понимает буквально каждый стежок, каждый объем, каждый символ и принт — такой мы привыкли видеть одежду, продающуюся сегодня под брендом Raf Simons по всему земному шару, от московского КМ20 до токийского Dover Street Market. И это отличительная черта моды в исполнении Симонса. Понятность его дизайнерских находок сделала эту одежду доступной для мира, где есть Zara, Bershka и H&M, не гнушающиеся использовать задумки знаменитого бельгийца. Он не пытается опередить время, но предельно тонко чувствует дух настоящего момента — это познание, облачение его в материю и есть самое настоящее искусство моды.

Статья Сергея Семёнова для ÖMANKÖ

Интересное в категории Мода