Интервью создателя Les Benjamins Буньямина Адина для ÖMANKÖ

Беньямин, привет! Спасибо большое за приглашение. Первый вопрос: у тебя достаточно молодой бренд и даже не совсем понятно, как произносить название.

Каждый должен произносить так, как ему нравится – в этом вся прелесть. Лес Бенжаминс, Ле Бенжаман, Лес Беньяминс – я обожаю все эти варианты. Потому что надо помнить – у каждого разный культурный и, соответственно, языковой бэкграунд. Поэтому как бы вы не произносили – всегда будет правильно.

Какой бэкграунд у тебя и твоего бренда?

Я родился в Германии, вырос в семье турецких мигрантов. Поэтому я всегда жил в, скажем так, «пограничном» состоянии. Между западом и востоком. Я не осознавал это, находясь в Германии, я жил там до 12 лет. Потом мы переехали в Стамбул. Тут я и в полной мере ощутил эту идею – разницу между востоком и западом. Турки вешают на всех ярлыки – для местных я был немецкий турком, уверен, что в России такое тоже есть. Везде получается зеркальная ситуация – ты становишься «третьим» гражданином. Именно эта ситуация пограничного состояния, эта жизнь между странами и культурами вдохновила меня заниматься дизайном.

Мой дизайн это поиск компромисса между востоком и западом.

Ты получал, видимо, много негатива от окружающих и в Германии, и в Турции.

Да, достаточно много. Но потом я задумался – «зачем считать это чем-то негативным?». Я посмотрел на вещи с другой стороны и понял, что всю плохую энергию можно обратить в свою пользу.

Ничего не мешало мне интересоваться не только средним востоком, но и дальним. Я любил рисовать собственные комиксы, вдохновившись анимэ – Dragon Ball Z, Pokemon, Akira и другими. Я всегда искал творчество в себе и во всем окружающем. Даже в рок-группе успел поиграть, когда мы вернулись в Стамбул.

В какой-то момент, я жил вообще между тремя странами, когда ещё учился в школе – Германия, Турция и даже Швейцария. Вот там я и впервые сделал футболки, чтобы дарить их друзьям.

То есть ты начал с футболок?

Да, многие дизайнеры так начинали. У меня был друг мексиканец по имени Бруно. Первую футболку я сделал для нас – Benji & Bruno. Мне было 17 на тот момент, я даже украсил логотип кристаллами Сваровски.

Что удивительно, я смог выставить свои футболки на продажу даже в лондонский Harrods. Они заказали целую коллекцию в 2011 году. И только потом уже я запустил полноценный бренд Les Benjamins.

Расскажи подробнее про название, как ты его придумал и что оно значит?

В Германии меня называли Беньямином, в Турции Биньямин, а в Швейцарии, так как я учился в международной школе, были итальянские Беньямино, французский Бенжаман и так далее. Каждый называл меня по-своему, потому что вариант имени Бенжамин есть почти в каждой культуре. Сначала я хотел назвать бренд «The Benjamins», но этот титл был уже занятой музыкальной группой, поэтому я обратился к французскому варианту – так и родился «Les Benjamins».

И после этого, уже когда продавались мои футболки, я приступил к разработке других предметов – худи, носки, штаны, свитшоты и тд.

В первом моём показе, который прошел здесь, в Стамбуле, был очень широкий ассортимент вещей и аксессуаров. Успех был грандиозный, но локальный. Но вот уже в 2015 году прошёл наш первый показ в Милане. Нам очень повезло – первая же миланская коллекция наделала шуму, о нас писали Vogue и GQ.

После этого пошли большие проекты – Nike, BMW, Apple.

А как вы познакомились с PUMA?

Они вышли на связь со мной. И первое, что я подумал – надо сделать Disk Blaze. Я знал это с самого начала.

Такие? (На ногах нашего главного редактора первый сэмпл Disk Blaze x LB)

Да, это же сэмплы? Самое первое что мы делали. Ты наверняка обратил внимание на паттерн – он взят с традиционных турецких ковров. Он уже стал нашей фишкой – как камо для Bape, GG для Gucci.

Мне очень понравилось работать с командой бренда. Мы смогли найти идеальный баланс между нашими «коврами» и айдентикой PUMA. Большинство коллабораций либо бессмысленны, либо в них преобладает вклад одного из участников. Я не хотел переборщить или недобрать. Чтобы найти идеальный вариант этих дисков, мы сделали почти 30 сэмплов.

Расскажи подробнее про этот паттерн. Вдохновлен Турцией?

Не люблю вешать ярлыки, такой орнамент на коврах используют все в Средней Азии и на Ближнем Востоке. Поэтому неправильно называть его чисто турецким. Как кофе, чай или другие вещи, которые присущи не только одной стране или нации, но целому региону.

А ковер это что-то очень международное. У всех есть ковры. У русских, индусов, китайцев и турок. Их вешают на стены, стелят на полы и хранят в музеях. Ковры это круто и я их люблю. Ведь у каждого ковра есть история. Каждый ковер уникален. Каждый символ на любом ковре относить к какой-то культуре и несет ее в себе.

Так это ковер? (Показывает стикер с логотипом LB)

Да. Но и похоже на глаз – такое схематичное изображение глаза сквозь объектив.

Какое самое сложное испытание и самое большое достижение за время существование бренда?

В двух вопросах можно найти один ответ – сделать бренд глобальным. Стамбул очень похож на Москву. У нас богатые культуры, своя музыка, свой язык и своя еда – мы самодостаточны и уникальны. Поэтому и рынки наши похожи. Иностранным брендом сложно на них попасть, а локальным тяжело выйти на международную арену.

Уверен, что у моего бренда очень большое будущее. Ты уже был в магазине? Нет? Отлично, тогда чуть позже прогуляемся вместе. Мы хотим открывать всё новые и новые магазины. Надеюсь, скоро и в Москве. Потому что магазины уже давно перестали быть просто ритейлерами. Мы не только продаем одежду у обувь, у нас в сторах много искусства – сейчас, например, выставка Дэниэля Аршама. Это отличное место для мероприятий – воркшопов, тусовок и концертов.

Ты очень много говоришь о влиянии местной культуры на твой бренд. А влияет ли как-то на него не самая благоприятная политическая ситуация в стране? Пытаешься ли ты донести через свои работы какое-то послание фанатам бренда?

Определенного чего-то сказать я не могу, но всегда важно нести добро и позитив. Хочу, чтобы люди вдохновлялись моим примером и делали свои бренды. Чтобы они пытались творить и делать что-то новое и обязательно положительное для себя, окружающих. В политике же часто очень много плохого, а её никак не исключишь из жизни. Она влияет на людей, люди влияют на моду. По возможности я всегда избегаю политики. Самое важное – история и смысл, которые ты закладываешь в свою работу. Если сделать что-то действительное интересное и важное, оно перекроет все ненужные факторы. Есть огромное количество брендов, которые привлекали покупателя своей историей.

Для меня Les Benjamins всегда был больше, чем бренд. Он стал своего рода движением, культурным явлением. Ты увидишь сегодня много молодежи на вечеринке – они все любят LB и считают, что именно наш бренд представляет наше комьюнити, будь то в Турции или за её пределами.

Интересное в категории Мода