Интервью с Йеном Коннором

Встречайте Йена Коннора – творческую личность, остававшуюся самим собой с самого начала пути. После переезда из Атланты в Нью-Йорк в возрасте 18-ти лет и разъездов по миру Йен Коннор стал движущей силой и одним из основоположников молодежной культуры в социальных сетях. Сейчас полночь, и журналу PAUSE выпал шанс поговорить с ним во время его пребывания в Лондоне на тему карьеры, рода его занятия, о взглядах на жизнь и смерть, жизненном опыте и о том, что стоит за новым брендом Коннора под названием Revenge.

 

Ты постоянно передвигаешься по миру, не знаю, как у тебя это получается. Что же привело тебя в Лондон и что тебе нравится в нём?

Ответ будет похож на глупое клише из разряда “О, это моя вторая родина”. Известно, что люди говорят так, когда они сами из другого города. Однако Лондон по-настоящему был моим вторым домом тогда, когда я жил здесь примерно в 2013-2014-тых годах, и, сказать по секрету, это продолжалось в течение 3-4 лет.

Что тебе нравится в Лондоне?

Поначалу я полюбил культуру: до этого я носил узкие джинсы, а затем они превратились в широкие брюки. Мне кажется, люди здесь более остроумны , более расположены к контакту с ними. Повсюду сталкиваешься с  неискренностью, не поймите меня неправильно, но люди более общительны за счёт своей неискренности. Я говорю так, как вижу, смотря изнутри и со стороны. Я не из Лондона, поэтому не подчиняюсь ему. Я знаю, почему я здесь… Работа, что выполняется тут за несколько дней, очень ценна. Этот город – умственная основа моего труда.

Откуда ты родом?

Из Атланты. Я вырос там и переехал в Нью-Йорк, когда мне исполнилось 18, тогда-то всё и началось.

Что сподвигло тебя на переезд?

Я знал, что это то место, где я хотел бы быть.

Жил ли ты с родителями в Атланте?

Да, я жил с матерью. Жил на окраине, и в моем районе не было людей, разбирающихся в моде. Я не исключение, но мой стиль в одежде отличался от остальных вокруг. Лишь в Нью-Йорке я изучил модную индустрию и то, как правильно сочетать вещи.

Ты стал популярен благодаря Tumblr и затем Instagram, где ты покорил всех. Почему, на твой взгляд, люди интересуются тобой?

Я всегда был тем, кто не умеет скрывать свои чувства. Что люди видят, то и получают. Если я сделаю нечто, что вряд ли вас удивит, это все равно станет большим прорывом вперед, и вы будете аплодировать мне. Я здесь со своими эмоциями и мыслями. Я делюсь ими и не собираюсь их приукрашивать. Мне 24, ни в чем себе не отказываю, хожу на вечеринки Givenchy, где все говорят о новой коллекции. Я же спросил Риккардо о его моделях и сказал, что хочу переспать с одной из них. Я всегда прямолинеен.

 

Что делает тебя таким откровенным?

Как я уже сказал, я не могу быть собой, когда мысли крутятся только в моей голове. Я начинаю сожалеть о своих словах или действиях, если они неискренны по отношению к человеку. Это иногда допустимо, но всегда неприятно, и даже если люди знают об этой фальши, она тоже неприятна им, пусть они и продолжают притворяться. Я не чувствую человека таким образом, поэтому приходится быть чистосердечным.

Ощущаешь ли ты, что находишься в индустрии наигранности?

Конечно да!

Перед переездом из Атланты в Нью-Йорк, думал ли ты о том, что твоя жизнь была ненастоящей?

В Атланте я был еще настолько мал и не понимал, что такое жизнь. Вы знаете, о чем я. Какой она была тогда? Давайте лучше так: сейчас подростки интересуются Гошей Рубчинским и Supreme. В возрасте 24-25 лет они могут увлечься бухгалтерским делом и начать носить офисные костюмы каждый день. Ralph Lauren, брюки.

Они не понимают, что делают, а просто следуют подобным тебе людям.

Так можно сказать не про каждого. Если мне это нравится, то я останусь ли на своем пути или же пойду в бизнес-школу?

Как обстояли дела в начале твоей карьеры?

Все, что я могу сказать, это то, что я был бездомным. Бездомным, чувак. Когда я начал зарабатывать по 500 или 1000 долларов в неделю, я не откладывал их и не расставлял приоритеты,  не думал о том, как бы снять жилье. Я думал о покупке вещей Supreme, замечая, что у меня всё налаживается. Я дошел до того, что у меня уже не было выбора, где жить.

Чем же ты занимался вначале? Просто покупал одежду Supreme?

Я скупал все, что хотел. Я покупал всё, в том числе и Supreme.

Давай поговорим о том, что ты выложил в Twitter 9-го февраля: “Я видел мир таким, какой он есть, он изнурил меня до того, что я не могу никому доверять. Я чувствую, что всем что-то нужно от меня”. Расскажи мне о своем прошлогоднем опыте.

Последние два-три года моей карьеры я был звездой. “Тем самым парнем”, как и Лука Саббат. Лука такой же, как и я, он из один из моих “воспитанников”. Он очень крут. Лука вырос под моим крылом. Один из самых молодых людей в индустрии переворачивает игру, не будучи напрямую дизайнером. Я прошел через всё это. Все говорят: “Ах, Ян то, Ян это”, но, когда что-то случится, кто на самом деле будет рядом со мной? Кто действительно меня окружает? Здесь-то и начинаются сложности.

Все хотят подружиться с тобой, но когда в твоей жизни произойдет что-то серьезное, кто окажется рядом?

Если ты хочешь быть кем-то, то будь добр изучить все детали. Хорошо, если ты меня понял. Если бы я хотел быть Бобби Брауном периода New Edition, когда он был классным или был секс-символом, то я должен был бы быть тем Бобби Брауном, который употреблял наркотики и тем, который избавился от них и теперь имеет представление о жизни. Отнеситесь к выбору своих кумиров с умом, потому что их жизнь не так сладка, как кажется на первый взгляд. “Смотрите, у Яна куча девушек, у него куча одежды, он такой крутой”. Вы не знаете об обратной стороне. Я постоянно меняю место жительства, зарабатывая по 20-30 тысяч в месяц, и у меня все еще нет собственного дома.

Почему у тебя нет своего дома?

Я не забочусь об этом, я знаю, как выжить. В чем смысл иметь дом, если я постоянно в разъездах, в Париже, Америке, Японии? Я нахожусь в Европе минимум два раза в месяц, затем обратно в чертову Азию. Мне всё равно, чувак, мне нормально. Я под крылом Rocky, я должен быть с ним. Люди не понимают мое положение, они видят, как я тусуюсь с девочками, ношу крутую одежду, ощущают мое влияние и силу. Но когда всё это заканчивается и нужно возвращаться обратно в Америку, а у тебя нет ключей от дома, потому что ты разминулся с Rocky буквально на один день, и он уехал в Нью-Йорк на то время, пока ты в Лондоне или Копенгагене, что ты будешь делать? Захочешь ли ты стать Яном?

Что ты хочешь этим сказать?

Я пытаюсь донести, что если ты хочешь быть кем-то, то тебе нужно изучить все тонкости.

Расстроен ли ты людьми, что пытаются подражать тебе?

Нет, не расстроен. Люди должны понимать, что за этим стоит. Они думают: “Итак, теперь я другой человек, не такой, как в прошлом году, ведь доверять кому-либо так трудно”. Они хотят быть такими же, как я, хотя бы частично, потому что у меня всё хорошо, но когда случается что-то плохое, на моем месте быть никто не хочет. С конца 2016-го и на начало 2017-го я успешен и влияю на происходящее вокруг, так что все снова хотят быть мной. Все же, если ты хочешь быть Яном Коннором, то нужно хотеть быть и Яном Коннором из 2016-го года.

Заставил ли тебя прошлый год осознать, что ты не можешь никому доверять?

Не то чтобы я не мог никому доверять, это просто мысли. Я немного переборщил, когда сказал об этом, но я знаю, кому доверяю и кто для меня важен. Большинству я не могу доверять, да. Я избегаю этого.

В прошлом году с тобой много чего произошло, учишься ли ты на своих ошибках?

Ошибок не было, зато я совершил поездку всей жизни. Я распоряжался ей, как хотел, и мне было плевать на все, понимаешь? Та вещь, что я осознал за то время, это жизнь. Мне 24, и нет ни одного нормального объяснения тому, почему я зарабатываю по 20-30 тысяч и у меня все еще нет дома. Это просто глупо. Социальный статус ничего не значит, в конце-концов, все мы люди. Вот таким вещам я научился.

Когда я впервые услышал о том, кто ты, я не знал, что ты был стилистом. Как так получилось? И с кем ты работаешь сейчас, с Кайли Дженнер, верно?

Нет, я не ее стилист, но был им на протяжении всего прошлого года.

Чей же тогда?

Ничей. Я отгородил себя от этого, и больше ни на кого не работаю. Я работаю на себя. Вы видите меня, и я всегда буду давать о себе знать.

Над чьим имиджем ты работал прежде?

Migos, Wiz Khalifa и еще нескольких, чьи имена называть не буду. Я не уклоняюсь от вопроса, просто оставим так.

Но как и почему ты стал стилистом?

Я не был стилистом и никогда не утверждал этого. Wiz просто предложил мне эту работу однажды, вот я и согласился. Именно у Wiz Khalifa родилась эта идея. Когда я бил татуировки у него дома, то спросил у него: “Эй, Wiz, что ты делаешь со всем этим добром?”, на что он ответил: “Почему бы тебе не побыть моим стилистом?”. Тогда я поразил Rocky, потому что он был моим менеджером и ему пришлось разбираться со всеми документами. Это стало моей первой официальной работой по контракту. Конечно, это не работа с 9-ти до 5-ти, но все же с зарплатой и ранним пробуждением.

Как ты думаешь, был ли ты готов к этой работе?

Чувак, я могу одеть всех, потому что вижу их: и бизнесмена, и бездомного, и гота. Мне нравилось строение тела Wiz’a, и нет, я не гей. Знаете, он худой, и я знаю, что видел и понимаю, какие у него возможности. Татуировки, расстегнутые рубашки, две золотые цепи и так далее. Так что да, мне было весело. Это было похоже на то, если бы я одевал своего ребенка, будь он у меня. Однако то чувство, которое я испытывал при это… Мне не нравилось иметь статус стилиста, потому что это не то, чем я действительно хотел заниматься.

Это потому, что ты никогда не обозначал свой основной род занятия, не так ли? Почему же нет?

Тут то же самое, что и с моделингом. Я стал нужным человеком в модельной и стилистской области, но это не особо нужно мне самому. Мне нравятся красивые изображения себя, но я не хочу зваться моделью. Я творческий, мне нравится использовать свое сознание. Если я бы я мог сидеть в своей комнате весь день и просто придумывать, а затем просто осуществлять задуманное, я бы так и делал.

 

У тебя появился собственный бренд, расскажи нам о Revenge x Storm?

Revenge – это я сам, а Storm – это Ноа, а Revenge x Storm – это мы вместе.

Почему бренд носит название Revenge?

Я был мстительным с незапамятных времен, с 14-ти летнего возраста. Во всех моих социальных сетях мое имя было таким: на MySpace, Facebook, Tumblr.. ‘Месть Яна Коннора’ – так было всегда.

Отчего же такое имя? Что оно означало?

Знаете, что забавно? Я не футурист или кто-либо. У меня нет никаких видений.. или же есть. Я могу предугадать наперед. Не так, что “Дональд Трамп выиграет президентские выборы”, нет. Но я могу сказать, как всё будет, месяцами раннее до того, как это случится, потому что я чувствую ситуацию глубже, чем она есть. Насчёт Revenge… я просто был Revenge. Серьезно, я не добивался каждой девушки, которую хотел, не все нигеры меня уважали. В юном возрасте, до всей этой популярности.

Поэтому я думал: “Хорошо, мое имя – Revenge”. Я выбрал его, так как был недооценен. Сейчас же я получаю всеобщее признание, но я всё ещё недооценен. Вспомним события прошлого года… Да, это то, что зовется местью! Они думают, что смогут убить меня, или думают, что я сумасшедший или мертвый, что-то в духе “О, Ян не оправится от тех событий”.. Нет, это REVENGE, моя месть.

Таким образом, прошлогодние события подтолкнули тебя к созданию бренда? Или же что стало основанием для этого?

Мне пришлось многое пережить… большое влияние оказал A$AP Bari, один из тех людей, что пытался помешать мне… Эх, парень. Ты не сможешь. Единственный, кто может остановить меня – это я сам. Никак иначе. Даже  если меня физически убьют, у меня есть план по восстановлению. Я говорю это не из-за обиды, не из-за того, что пытаюсь заработать на нем. Это моя любовь, любовь от чистого сердца, чувак. Не поймите меня неправильно.

Что ты думаешь об A$AP Bari?

Мы сделаны из одного теста, живем одинаково. Настоящий VLONE образ жизни. Мы гоняем по улицам, спим на полу в гостях у девушек, имея много денежек в кармане, сваливаем от этих девушек и сбегаем в следующий город. Именно так. Мы оба были уличными детьми,  которые ворвались в моду безо всякой лирики. И Rocky был таким же. Он из того же района, что и Bari, но в отличии от него, у Ракима есть талант, настоящий талант. У него-то лирика была, а у меня и Bari – нет. Мы изменили культуру: я – напрямую, а Bari – нет, вот, чего люди не понимают. Мы поменяли ее, как никто другие. Без какого-либо неуважения, но всё же мы внесли больше, чем Pharell и Kanye, основываясь на том, что мы сделали это без текстов, без лирики. Это лишь наш образ жизни, наши действия и просто мы. Когда Kanye заключил контракт с Roc-a-fella и Jay-Z, они дразнили его в студии, обзывали геем, требуя затем от него хитов. В нашем случае, мы такие, какие есть. Что видишь, то и получишь – так мы и перевернули игру.

Воспринимал ли ты когда-нибудь влияние, оказываемое тобой, как должное?

Может, когда был моложе. Я оказывал влияние на людей с 18-19-ти лет. Не люблю это говорить, но у меня всегда было много поклонников.

Выкладывая пост в Twitter, думаешь ли ты дважды, прежде чем поделиться мыслью?

Нет, это же я. Это то, что у меня в голове.

Что за одержимость идеей ‘умереть молодым’? Что подталкивает тебя делиться этим в интернете?

Я хочу, чтобы все поняли, что я не суицидник, я бы никогда не убил себя. Я не хочу умирать, но я просто устал. Под этим я подразумеваю, что осознаю отрезок времени, который мне отведен. А затем последует ничего. Чем я буду заниматься, когда время выйдет?

Сколько же длится твое время?

Я бы сказал, что следующие года четыре или пять. Я уже наметил, что хочу сделать.

Ты думаешь, что смог предсказать свое будущее?

Да, я сделал это ещё в 15 лет. Не то, чтобы я знал, что стану кем-то, я знал, чем хочу заниматься.

Каким ты видишь свое будущее?

Я не знаю, я не могу сказать конкретно. Может, оно продлится дольше, чем четыре или пять лет. Я не знаю, как умру, возможно, меня собьет машина или я скончаюсь завтра в самолете. Я уверен, что время отведено мне для того, что я делаю ради других людей и для исполнения моих мечт, а затем мне придется уйти.

Чувствуешь ли ты, что уже жил когда-то?

Да, в более молодом возрасте. Я постигаю то, что сделал и что делаю.

Планируешь ли ты завести детей, жениться и приобрести дом?

Я хочу иметь детей, я поделюсь с ними тем, что хочу сделать, пока я здесь. Так, когда я уйду, после меня останется намеченный план, а не просто “мой папа – модник Ян Коннор”. Это будет правильным и более глубоким.

Что бы ты делал без интернета?

Жил бы своей жизнью! Жизнь настоящая… Я не говорю, что стал бы жить реальностью, я и так ей живу. Я бы просто жил, продолжил жить.

Рассматривая твою карьеру, стоит отметить, что ты прошел путь от влиятельного лица моды до стилиста, а сейчас ты предприниматель. Ты кажешься творческой личностью, откуда ты черпаешь вдохновение? Что движет твоей креативностью?

Нужно понимать, что разум – самая важная вещь в мире, разум и подлинные эмоции. Они имеют большую ценность, чем любая одежда. И ещё кое-что: не считаете ли вы нелепым, что один из самых умным людей в мире, Стивен Хокинг, парализован и не может ходить? Он не может двигаться и говорить, но он умнейший человек современного общества, и это круто. Это прекрасно.

Ты готов быть бизнесменом?

Я бы не сказал, что готов быть непосредственно бизнесменом, однако я готов расти дальше. Может, я никогда и не буду им. Я никогда не хотел, чтобы кто-то из окружающих обманывал меня, я всегда хочу быть в курсе дела. Бизнесменом? Для меня сейчас это слишком. Несколько лет назад мне точно так же говорили: “О, ты готов к созданию бренда”. Но я не был готов, хотя и  понимал, когда буду. Я знаю себя и свои действия.

В каком направлении ты хочешь развивать Revenge?

Как образ жизни, это моя цель. Я хочу создать лайф-стайл бренд для молодого поколения. И для людей в целом, может быть, для 30-летнего человека, читающего это, мое интервью изменит жизнь. Образ жизни ли это… остается под вопросом.

Как ты пришел к идее об эффекте молнии на кастомах Revenge x Storm?

Это Ноа, это всё задумка Ноа. Я лишь поддержал. Все знают о Nigo, основателе Bape. Люди знают о том, кто он, но не знакомы со Sk8thing. Не уверен, стоит углубляться в это или дать людям возможность самим найти информацию. Мне бы хотелось, чтобы люди самостоятельно провели исследование, так как все знают Nigo, но не знают о Sk8thing. Когда вы изучите эту тему, вы поймете, какой смысл мы с Ноа вкладываем в эту идею и кто мы вообще такие.

Кто из дизайнеров, кроме Рафа Симонса, насколько мы знаем, симпатизирует тебе?

Я люблю Вирджила из Off White.

Почему?

Он современен и соответствует сегодняшнему дню. Понимаете, о чем я? Он не создает будущее, он идет в ногу со временем. Alyx Studios и Matthew Williams также одни из моих фаворитов. Fashion Criminal – не особо известный бренд парня по имени Брайан. Мне нравится их свитера и качество.

Каковы твои мысли насчёт коллаборации Supreme x Louis Vuitton?

Это никак не взволновало меня и я не придаю этому значения.

Серьезно? Почему, разве ты не любишь Supreme?

Я знаю… Просто я смотрю на эту коллаборацию и мне не кажется она крутой, точнее, она классная, но я бы приобрел оттуда только две вещи. Не хочу звучать так, будто я против, но как есть. Наверное, большой чемодан и джинсовую куртку.

Итак, ты не большой поклонник новой коллекции. Это из-за того, что она создана совместно с Louis Vuitton?

Мда… Раньше я как сумасшедший коллекционировал старые вещи Louis, но в действительности это не мое. Я не тот, кто фанатеет от чего-то, я прошел этот период. Я всегда с умом подходил к выбору вещей Supreme. Это здорово, и я знаю, какие из них я хочу. И да, та одежда из коллаборации с Louis Vuitton – просто не для меня.

 

Ты был в дискуссионном ролике SHOWstudio в Лондоне. Я видел, как ты делился в Twitter тем, что нервничаешь. Ты испугался, когда столкнулся с реальностью?

Речь немного не о реальности, а о давлении. Я всегда в контакте с реальным миром, так что я совсем не боюсь. Появление в видео стало большим событием, я находился напротив Ника Найта, одного из самых уважаемых людей в модной индустрии, и это многое значит. Один из моих приятелей, Меттью, тоже присутствовал там, и я был горд за него. За Вирджила тоже, и за A$AP Rocky. Немного по-детски, потому что то, что я говорю, я говорю напрямую и знаю силу своих слов. Я не хочу, чтобы исходя из них, кто-то менял свою точку зрения. Поэтому я написал, что мне страшно, так как не привык делать подобные вещи.

Как ты справляешься с негативными комментариями в социальных сетях?

Мне вообще всё равно на них.

Они когда-либо задевали тебя?

Нет, никогда, никаким образом. Это может сделать меня уязвимым.

Какой совет ты был дал молодым влиятельным лицам, которым приходится мириться с ненавистью в интернете каждый день?

Послушай, если этот ненавистник умрет, то кто будет ненавидеть тебя? Собираешься ли ты зацикливаться на их ненависти, когда их не станет? Подумай.

Ненависть мотивирует тебя?

Конечно! Она придает мне сил, делает меня выше. Это не плохо, как я уже сказал, разум – самая важная вещь. Я доверяю своему, поэтому, сомневаясь во мне, вы сомневаетесь в моих умственных способностях, так что я должен доказать вам, что это не так.

Если бы ты мог изменить одну вещь, то что бы это было?

(Тишина)

Ничего. Совсем ничего. Всё происходящее – часть истории, которая развивается так, как должна. Она уже написана, поэтому что есть, то есть.

Оригинал