Почему Comme des Garçons не нанимают темнокожих моделей?

Мартин Лерма из Heroine Magazine провел целое исследование на тему того, почему Рей Кавакубо уже более 20-ти лет практически не нанимает темнокожих моделей. Результат ресерча неутешителен.

Но на сегодняшнем показе Comme Des Garçons F/W 2018 темнокожие модели все-таки появились. И не одна.


О Рей Кавакубо сказано многое. Она гений, провокатор и блестящая бизнесвумен, которой удалось сохранить единоличный контроль над собственной империей. После смерти Аззедина Алайи Кавакубо остается, возможно, величайшим живым дизайнером в мире. И она явно не собирается уходить на покой. Её бренд — инноватор в мире моды, получивший повсеместное признание благодаря своей уникальной и загадочной эстетике. От знаменитой коллекции «Lumps and Bumps», которая заставила зрителей осознать фетишизацию женских форм, до многолетнего сотрудничества с фотографом Ником Найтом — успехи Рей Кавакубо нельзя пересчитать по пальцам, но не всё так идиллично, как кажется.

слева: Comme des Garçons Fashion Show, Fall/Winter 1982; справа: Comme des Garçons, Крейг МакДин для Joe’s, 1998

Пару месяцев назад я просматривал Instagram и в истории у Кристофера Нике наткнулся на скриншот с текстом, в котором говорилось, что Comme des Garçons не наняли ни одной темнокожей модели за последние 10 лет. Ограничения кастинга Кавакубо интересовали меня и в прошлом, но я не осознавал всей серьёзности проблемы. Мое любопытство взяло верх, и я изучил все женские показы Comme des Garçons на Vogue.com, в чьих архивах доступны коллекции вплоть до весны 1991 года. Результат моих поисков оказался еще более впечатляющим, чем я ожидал.

С самого начала следует отметить две вещи: 1) мой анализ строго ограничивается показами основных женских коллекций Comme des Garçons, не останавливаясь на мужских показах и коллекциях других линий бренда. 2) имя и внешний вид никогда не могут полностью раскрыть расовую идентичность, однако внешность тесно переплетается с понятиями расы. Поэтому мой анализ основывается на физических характеристиках, дабы идентифицировать тех, кто имеет не европейское происхождение.

  Сначала я исследовал историю бренда за последние 10 лет (так же, как и Нике, у кого я увидел скрин). Мало того, что я действительно не смог найти темнокожих моделей — я не нашел каких-либо цветных моделей вообще. Преимущество восточно-европейских женщин со светло-белой кожей я определил совершенно точно. Справедливости ради стоит отметить, что из-за некоторых экстремальных головных уборов, комбинезонов и обильного макияжа за эти 10 лет было несколько моделей, которые могли оказаться цветными. Но это только при том условии, что эти модели были замаскированы до неузнаваемости. Что это может говорить об их ценности в глазах компании Кавакубо? Даже тогда, когда большая часть тела модели была скрыта, какая-то часть была всё же видна, и, по моим наблюдениям, никто из моделей не был темнее алебастра. Этот факт свидетельствует о том, что никто из них не был темнокожим. Само по себе это было поразительно, но мне нужно было больше данных. Если Кавакубо не нанимала темнокожих моделей за прошедшее десятилетие, то когда она делала это в последний раз?

После обзора 54 показов (за исключением показа 1991 года, который оказался недоступен) на Vogue, что составляет в общей сложности 2533 лука, я смог найти только 5 темнокожих моделей. Это 32 лука, то есть 1,26% от общего количества выходов на подиум. За весь охваченный промежуток времени. Последней темнокожей моделью, которую я смог найти, прошедшей по вожделенному подиуму Comme, была Кристель Сен Луи Огюстен на осеннем показе 1994 года. Это означает, что прошло почти 24 года с того момента, как темнокожая модель участвовала в женском показе Comme des Garçons. Так получилось, что среди пяти этих моделей были одни из самых известных (любого происхождения) когда-либо работавших на подиуме — Наоми Кэмпбелл, Вероника Уэбб, Беверли Пил. Никто из них, однако, не появлялся в Comme после 1994 года. Нужно признать, что прекрасная Анна Кливленд, которая дефилировала для марки во время Недели моды и выступала лицом бренда, имеет смешанное происхождение. Тем не менее, цвет лица Анны лучше всего можно было бы описать как персиково-кремовый, и никто, не зная истории семьи Кливленд, не смог бы сказать о ее происхождении.

Слева: Кёрсти Р. в платье Comme des Garçons by Junya Watanabe для High Fashion Magazine, 2000; справа: Comme des Garçons by Junya Watanabe Fashion Show, Fall/Winter 2000

Допустим, мой подсчет ошибочен, и после нескольких проверок моих расчетов я просчитался на одну, трёх или даже двенадцать моделей. Если задача подсчета темнокожих или любых цветных моделей в целом похожа на поиск иглы в стоге сена, то это по-прежнему слишком серьёзная проблема для кастинга. Самый очевидный вопрос: почему? Почему бренд из Франции, основанный и управляемый японкой, имеет столько трудностей с поддержанием международного имиджа? Почему радикализм Кавакубо заканчивается в том моменте, когда встает вопрос о приглашении цветных моделей? Почему азиатские модели так редко выступают для азиатского лейбла? Почему латинские модели практически отсутствуют? Почему темнокожие женщины отсутствуют полностью? И почему сообщество моды в целом допускает, чтобы это оставалось незамеченным?

Это пристрастие к бледности лица появилось неспроста. Азия имеет долгую историю культивирования такой эстетики: от грима на основе свинца, используемого на протяжении веков для создания бледности гейш, до современных корейских косметических продуктов, которые способствуют осветлению кожи. На Дальнем Востоке люди с Запада воспринимаются по-особенному, и многие путешественники в этом регионе испытывают неожиданный уровень интереса к своей персоне. Даже аниме, один из крупнейших и наиболее влиятельных культурных феноменов Японии, часто характеризуется персонажами, которые мало похожи на своих создателей. Как ни странно, длинные светлые волосы и синие голубые глаза Сейлор Мун не являются отличительными чертами японки. Кавакубо росла в опустошенной и впоследствии восстановленной после войны Японии, и нет никаких сомнений в том, что ее молодость сопровождалась популярной музыкой и культурными явлениями с Запада (о чем свидетельствуют коллекции, в которых упоминаются музыканты от The Beatles до The Rolling Stones и Джейми Риду). В её одежде часто прослеживаются японские концепции ваби-саби, духовность и непостоянство, но стандарты красоты у Кавакубо, как правило, имеют корни из западного полушария. Это всего лишь одно из многих разветвлений, которые появляются в ее творчестве — работе, которая претендует на презрение к феминизму, но создает идеал, далекий от традиционного мужского понятия очарования. Рей стремится создать совершенно новые вещи, при этом ссылаясь на исторические каноны.

Слева: Comme des Garçons, фотограф Питер Линдберг, Fall/Winter 1983; справа: кампания Comme des Garçons, фотограф Макс Вадукульl, 1996

Одним из наиболее интересных моментов этой истории является то, что 1994 год для CDG является датой отказа от большинства цветных и особенно темнокожих моделей. Последних никогда не было много, но они все же присутствовали. Невозможно в полной мере понять это решение Кавакубо, но необходимо оспаривать его с этической зрения. По большей части из-за того, что значительная часть сторонников бренда — это цветные люди. На красной ковровой дорожке Met Gala 2017 года, посвященной Кавакубо, никто не представил бренд лучше, чем Рианна и Трейси Эллис Росс.

Я не госпожа Кавакубо, и я не могу притворяться, что знаю её мотивы. Возможно, такая политика кастинга объясняется устаревшим заблуждением, что для того, чтобы представить сплочённое видение, нужно иметь похожие тела. Возможно, Кавакубо была введена в это заблуждение режиссёрами кастинга, которые мыслят не так широко, как их работодатель. Какими бы ни были рассуждения, в этом всём должен быть какой-то смысл, потому что иначе было бы невозможно прожить более двух десятилетий, не нанимая ни одну темнокожую модель. За это Кавакубо должна нести ответственность. Модное сообщество не может позволить одному из своих гениев избежать вины просто из-за его блестящей работы. Если Кавакубо надеется сделать свой бренд актуальным, свободным от ожиданий общественности и социальных норм, то давно пора отказываться от такого рода расистских кастингов, которые считают единственной красотой, которая чего-либо стоит, белоснежную кожу.