Трэвис Скотт и его планы на 2018 год

Дом Трэвиса сильно удивляет. Это не тот дом, который ты ожидаешь увидеть от постоянно работающего, постоянно путешествующего, курящего блант 25-летнего рэпера-продюсера. Суперсовременный и кричащий особняк возвышается над более скромными бунгало в тихом районе Беверли Гроув в Лос-Анджелесе. Его дом просто наполнен дорогим, крутым и необычным дерьмом, собрать все это воедино и повторить будет не под силу даже самым умелым декораторам.

“Да это пустяки, – говорит Скотт, затягиваясь помятым блантом Backwoods, сидя на диване, в то время как его диджей по туру, и просто друг Chase B играет в NBA 2K. — Тебе надо увидеть мой дом в Хьюстоне”.

 

Двухэтажное фойе заполнено башнями из-под коробок от лимитированных кроссовок, почти все они от Nikе. Недавно Трэвис участвовал в дизайне Air Force 1 с заменяющимися свушами. Между горок обуви стоит скульптура головы демона в полтора метра ростом, которую, по словам Скотта, он сделал в подростковом возрасте. Этот готический мотив отлично сочетается с ковром в виде креста Black Sabbath и двумя статуэтками горгульи на кофейном столике. Мы заходим в комнату заполненную красками, кисточками, мольбертами и абстрактными картинами Трэвиса и его друзей (“мне нравится проснуться и пойти что-то намалевать”). Звукозаписывающая комната, которая находится по соседству с съемочной, встречает нас еще одной скульптурой Скотта – устрашающим существом в стилистике Чужого, выполненной из коллажа фото из порно журналов. Когда я спросил у Скотта про это, он лишь усмехнулся. Гостиная переполнена интерьером поп-арта – плюшевая коробка порошка Brillo Уорхола, гигантская напольная подушка в виде радуги от Мураками. На полу, как будто забытая, лежит полуоткрытая коробка с платиновым диском, награда за один из многочисленных успешных синглов музыканта. “В основном я их храню в гараже, – бормочет Трэвис. — Не люблю говорить обо всех своих достижениях.”

Побывав здесь, складывается впечатление, что дом не для показухи или даже не для жилья, это как будто место для вдохновения Скотта — безумного ученого, который соединяет все эти элементы интерьера в его бесконечную работу. По крайней мере, пока он находится здесь. Судя по большому количеству тропических растений расположенных по дому, которые уже вянут, бывает он тут нечасто.

В декабре, лишь в одни выходные, в которые мы брали интервью, Скотт сделал очень много дел: выступал , прикрепленный к гигантской механической птице, для более чем 20 тысячи фанатов, встречался с семьей ( в городке недалеко от Хьюстона, место откуда он родом), и со своей скандально известной девушкой Кайли Дженнер, которая, по слухам, беременна от него, а также посетил Париж, чтобы презентовать лимитированное издание альбома на виниле в коллаборации c Yves Saint Laurent. В те дни музыкант так же делал финальные аккорды для Huncho Jack. Jack Huncho – совместный альбом с звездой Migos Куаво, который вышел через пару дней после проведения интервью и занял 3 место в топе Billboard 200. Также музыкант все еще трудится над своим третьим альбомом Astroworld, который должен выйти в 1 квартале 2018 года. Почти каждую ночь он проводит в студии до рассвета. “Я живу в таком графике уже 6-7 лет, – говорит Скотт. — Мне нужно сделать слишком много дерьма, слишком много еще предстоит. За всю жизнь я никогда не был в отпуске.” Куда же он отправится, когда наконец получит свободное время?

“Блин, – отвечает он, – Надеюсь, что в рай.”

Но с этим придется подождать. Последние 6 лет для Скотта выдались медленным, но уверенным карьерным ростом. Заслуга артиста в его постоянных турах, сотрудничестве практически с любым рэпером, который что-то значит сегодня и особенным звуком – мрачные синт-трэп биты, эффекты механического голоса и гедонистические запоминающиеся фразы – эти новшества полностью изменили звуковой антураж рэпа вокруг Скотта, он оказал влияние на всех от Канье Уэста до Migos и Future. Его первый альбом вышедший в 2015 году, Rodeo, был хитом под третьим номером в Billboard 200, его второй альбом 2016 года Birds in the Trap Sing Mcknight получил 1 место. Барак Обама, бывший президент США, назвал сингл “Butterfly effect” одним из своих самых любимых в 2017 году. После выступления на разогреве в туре Кендрика Ламара в прошлом году, Скотт заявил, что хочет отправиться в собственный тур в 2018 году. Его шоу, выделяющиеся уже упомянутой механической птицей, а также взрывным и безбашенным поведением стали одним из самых эффектных рэп-перформансов, но в то же время они имели некоторые проблемы с законом: в Апреле один из фанатов был парализован после падения с балкона во время концерта в Нью-Йоркском Terminal 5, и впоследствии судился со Скоттом; в мае музыкант был обвинен в разжигании беспорядка во время своего шоу в Арканзасе. ( Скотт был признан невиновным, а сегодня добавляет: “Ничего из того что мы делаем, не предназначено для того, чтобы кого-то обидеть или покалечить. Ребята просто веселятся, но это путают с жестокостью”.

Массивная птица на выступлениях Скотта это не просто театральная декорация – это живое заявление артиста о его высокой конкурентоспособности на рэп-сцене и заявление о его амбициях. “Я не хочу читать рэп и оставаться на втором плане. Я хочу всем запомниться.”

Со своими крикливыми эд-либами (“It;s lit !” Straight up!”) и песнями, навевающие мысли о бессонных, пьяных вечеринках, Скотт отобразил музыку сегодняшнего дня. Трэвис не хочет быть просто в тренде, он хочет быть как его друг и наставник — продвигать свое видение в музыке как Канье. Это моя миссия, чувак” – говорит Скотт, в то время как из колонок Supreme доносится Huncho Jack. Я очень трудился над Rodeo и Birds. Да, может быть основная масса меня не понимает, но фанаты всегда обожали меня. Вообще, в этом году у меня важное дело.

Скотт называет задание “Миссия 28”. “Все потому, что я иду до конца вплоть до 28 ноября. Что же будет дальше? Это просто дата в календаре. Просто пытаюсь постоянно двигаться”. ( Позже один из членов команды Трэвис объясняет нам, что это своего рода “абстрактная мантра”).

Возникает ощущение, что Трэвис не может почувствовать себя полноценным на музыкальном поприще. Он грандиозный коллаборатор, и ключевое звено, которое делает звук других артистов ярче и чище, но его сольная карьера остается немного в тени. Это всегда тяжелый удар для него” – говорит Рэндалл “Sickamore” Мэдфорд, продюсер Скотта, который работал с ними над всеми его альбомами, включая грядущий Astroworld.

И эта проблема достаточно оправдана для артиста. По радио вы скорей услышите артистов, которые вдохновлялись саундом Скотта, чем самого рэпера. Из 20 хитов Трэвиса которые входят в топ 100 Billboard, только 7 из них под авторством Скотта, и 4 из них сольные песни. Совсем недавно Трэвис получил первое Грэмми за его гостевое участие в треке SZA “Love Galore”, и он признает, что был “ужасно расстроен” что номинация обошла альбом “Birds” в прошлом году. “Может быть, никто не дал им послушать альбом, не знаю, – бормочет он. И в то же время, Скотт не кажется обозленным, он винит во всем свою скромность. — Может, я недостаточно громко о себе заявляю. Надеюсь, что однажды, люди поймут мою музыку. Я просто хочу чтобы моя музыка говорила сама за себя”.

Это непосильная задача на сегодняшней рэп-сцене. Во времена, когда всем правят отдельные вирусные хиты, Скотт гордо провозглашает себя сторонником полноценных альбомов. “Я не пытаюсь сделать музыку для кого-то. Я не выпускаю синглы”.

В отличие от других музыкантов, которые стремятся в первую очередь устанавливать новые коммерческие достижения, Трэвис стремиться оставаться верным себе, – говорит Сильвия Рон, президент лейбла Скотта Epic Records. — Трэвис меньше заинтересован в производстве радИО-хитов, он нашел свою аудиторию и работает для нее.”

Трэвис стремился стать популярным музыкантом с детства. Жак Уэбстер-младший, (имя Трэвиса при рождении), вырос в предместье среднего класса в Миссури Сити, штат Техас. Его мать работала в Apple, а отец был предпринимателем. Вместе они платили за обучение сына игре на барабане и пианино. Уже будучи студентом Техасского университета, Трэвис начал рассылать свою музыку по рэперским блогам и людям из музыкальной индустрии, именно тогда продюсер Майк Дин, известный по своей работе с Уэстом и звездами Хьюстона, заметил Скотта. Это стало поворотным моментом для Трэвиса: он бросил университет и решил полностью посвятить себя рэп-карьере. T. I. взял артиста к себе в Grand Hustle, что в итоге привело к подписанию контракта с Epic.

Примерно в то же время, Уэст нанял Скотта для работы над своим 6 студийным альбомом Yeezus. Это был экспериментальный и размытый релиз Канье, значительно отдалившийся от предыдущего творчества артиста. Альбом вышел всего через несколько недель после выхода дебютного микстейпа Скотта “Owl Pharaoh” в 2013. Несмотря на то, что Скотт был упомянут лишь в 3 песнях (за продакшен и программирование), звук и стиль Трэвиса стал главным вдохновением для Yeezus. Теперь Уэст стал путеводной звездой для Скотта, хоть и артист открыто восхищается Ламаром, и говорит, что узнал много нового, наблюдая за Кендриком на сцене во время его тура DAMN. “Пожалуй, главное, что я вынес для себя, то это как делать музыку грандиозной и востребованной и при этом не изменять себе”, – говорит Скотт.

Скотт ведет себя скромно и равнодушно, но как только мы его спросили о его наставниках, о том, как они помогли ему встать на ноги, он сразу оживился. “Со стороны это звучит странно, будто вся моя карьера построена на заслуге других ,- резко говорит он. — И вдруг вся та театральность и динамика, которая всегда есть у Скотта на сцене, проявляется у нас на глазах, он начинает изображать сборку роботов как в “Могучих Рейнджерах”. “Смотри, вот T.I., вот Майк Дин, вот Канье… — говорит он драматическим голосом, показывая поочередно на свои руки и ноги и издавая звуки как Трансформер. — Все вместе, получается Трэвис”.

“Трэвис может читать рэп, может петь, он умеет делать биты”, – говорит нам Майк Дин. Он самодостаточный артист, он не нуждается в чьей-либо помощи. Несмотря на такой подход музыке, Трэвис не избегает плодовитого сотрудничества. Альбомы-коллаборации нескольких рэперов стали трендом (взять хотя бы недавние Big Sean и Metro Boomin; 21 Savage, Offset и Metro Boomin). Скотт занимает трон короля успешных коллабораций. Huncho Jack начинается с песни “Modern Slavery”с известным сэмплом Отиса Реддинга “Cigarettes and Coffee”. В этом треке мы видим скрытую отсылку Скотта к песне “Otis” — хиту самого успешного альбома коллаборации Jay-Z и Канье Watch the throne. У Скотта отличная синергия с Куаво. “У нас был единый вайб с первого дня сотрудничества, это не только бизнес, мы часто видимся, Куаво мне как брат близнец”, – рассуждает Скотт.

Когда мы спросили об участии Канье, Трэвис заявил, что он будет задействован в том или ином ключе. “Я давал ему послушать некоторые отрывки, мы постоянно на связи. Мы все время общаемся и видимся каждый день.”

Скотт нечасто упоминает свою роль в продакшене, но, по словам его команды, он предельно внимателен со всем. “Когда я продюсировал, меня раздражало, что люди пытались забрать мои заслуги себе – говорит Скотт. — Иногда, артист может затмить роль продюсера, я же всегда на стороне продюсера”.

Трэвис не всегда умеет правильно презентовать себя, и поэтому ему тяжко дается бремя таблоидных слухов о его отношениях с Кайли Дженнер. Весь 2017 год папарацци постоянно делали снимки пары в Лос-Анджелесе, Хьюстоне и на шоу Скотта. С сентября появились слухи о беременности Дженнер, девушка стала избегать объективов камер и практически перестала появляться в реалити-шоу Кардашьян. Скотт отказался плодить слухи.

Алекс: Ты спрашивал своего отца о том, каково это — быть отцом?

Трэвис: Ммм…. с чего бы?

Алекс: Ходят слухи, что ты встречаешься с Кайли и вы ожидаете ребенка

Трэвис: Я не хочу об этом говорить. Это всего лишь догадки. Пусть гадают.

Алекс: Канье давал тебе советы, как встречаться с девушкой из звездной семьи?

Трэвис: Не-а. Мы с ним об этом не говорили, я придерживаюсь собственного мнения.

Несмотря на вялые ответы, Скотт охотно делится советом Канье о том, как бороться с надоедливыми СМИ. “Блин, главное — никого не бить”, – со смехом вспоминает Скотт советы Уэста. Поздним вечером, в день интервью, Скотт немного нервно ходит по бекстейджу зала The Forum. Он выступает хедлайнером на KPWR ( радио 106 FM в Лос-Анджелесе), ежегодном рождественском концерте радиостанции. Помимо него в лайн-апе G-Eazy и Big Sean. “Sean уже все?”, – резко переспрашивает Скотт, между затяжками. “Концерт начался на 5 минут позже, у него еще 10 минут на выступление, – отвечает один из менеджеров музыканта. —Но чтобы ты знал, зал наполнен, никто не уйдет, все ждут тебя”.

Скотт друг и фаната Big Sean’а (“этот чувак умеет читать рэп”), но Трэвис стремится везде быть первым. Пока Sean заканчивает, механики привязывают ремни к груди Скотта, которые держат его на механической птице – центральной конструкции его выступлений в туре с Ламаром. Теперь птица появится и на концерте радиостанции. “Я оплачиваю каждое перемещение этой птицы. Понимаешь, в этом разница между мной и другими ниггерами. Я выкладываюсь по максимуму каждый раз. Я уверен, другие ниггеры не тащат собой гигантский реквизит на концерт для радио”.

Через 30 минут после позирования на камеру с Big Sean за кулисами, Скотт уже находится на парящей птице, на высоте 2,5 метра, где внизу толпа из 20 тысяч беснующихся фанатов. Рэпер танцует и топает так, будто он находится на земле. В стороне от сцены стоит звезда Soudcloud’a Trippie Redd Мэдфорд, родители, младшая сестра и дядя, все хором подпевают Скотту. “Его мечта наконец-то стала явью”, – восклицает его мать.

После концерта Скотт наконец-то выглядит расслабленным. Он радостно принимает фанатов, в числе которых юная звезда Майлс Браун и двое детей Стиви Уондера. “В моем следующем альбоме должен быть Стиви, – заявляет Скотт. — Ну, по крайне мере, я пытаюсь добиться этого.” В такие моменты кажется, что артист по-настоящему наслаждается своей растущей славой. “Здесь есть как хорошие, так и плохие стороны. Это жизнь. Надо просто быть начеку. Нельзя дать всяким уродам сломить тебя”.

Скотт кивает Чейзу, пришло время уходить. Впереди еще вечеринка The Weekend’а в западном Голливуде, потом надо вернуться в студию для очередной записи, а далее — 11-часовой перелет в Париж. До 28 ноября 2018 года осталось уже меньше года, впереди еще много дел. Миссия должна продолжаться.

Источник