10 фактов от правой руки Мартина Маржелы

Дженни Майренс – бизнес-мозг, стоявший за брендом Maison Martin Margiela . В новом интервью для New York Times легенда моды рассказывает о самом дешевом пригласительном билете на показ бренда, лжи адвокату компании и недовольстве после проведения неорганизованного шоу.

 

Несмотря на то, что сейчас Maison Martin Margiela возглавляет дизайнер Джон Гальяно, история модного дома остается одной из величайших загадок индустрии. Создатель, Мартин Маржела, не давал интервью наедине, редко оказывался под вспышками фотокамер, не кланялся публике после окончания показов и решил выпускать одежду с белыми бирками без каких-либо надписей. В новом интервью для New York Times с бизнес-умом бренда Маржелы, инициативное лицо моды Дженни Майренс раскрывает интригующие подробности того, почему модный дом никогда не занимался брендингом, отказывался от планирования своих шоу, сознательно располагал ателье и место проведения мероприятий в труднодоступных местах.

О деловых отношениях с Майренс сам Мартин Маржела отзывается так: “Даже если она увидит мир черным, я все равно буду видеть его в белом свете. … Несмотря на конфликт поколений, мы сумели заинтриговать, принять вызов и поразить друг друга, что переросло в наш полноценный симбиоз. Для начинающего дизайнера первые шаги – очень важный этап в карьере, поэтому я благодарен Дженни за то, что она руководила началом воплощения моих самых безумных идей в жизнеспособный бизнес.” Вот еще 10 фактов, о которых мы узнали из разговора с New York Times:

1. Maison Margiela разослали, возможно, самые дешевые приглашения на шоу из когда-либо сделанных.

Вместо того, чтобы оплатить качественную каллиграфию и стильную бумагу – так, как поступают другие дома мод – за основу для приглашений на показ Осень/Зима ’89 Дженни Майренс взяла бесплатные газеты, на которых разместила объявление с датой, временем и адресом мероприятия. Команда Margiela собрала сотни копий газет, обвела объявления красным цветом и отправила в печать. “Это было самым экономным пригласительным билетом из всех” – говорит Майренс New York Times.

2. После показов без определенной рассадки гостей модный дом получил неодобрение.

“Важно, чтобы люди понимали, каково быть Маржелой” – говорит Патрик Скаллон, директор по связям с общественностью в 1993 – 2008 годах. “Мы не делали громких объявлений о себе и дизайнер не обедал с редакторами журналов, чтобы втереться к ним в доверие. Наш офис находился в 18-том округе Парижа, в очень милом месте, но этот район был не самым удобным местом для приема гостей. Шоу не предусматривало плана рассаживания приглашённых. Всплеск негодования, что мы получили на следующее утро, был невероятным”.

3. Майренс стояла во главе уличных кастингов и вместе с этим ненавидела идею о том, что женщина обязана быть сексуальной.

“Конечно же, брать мерки с профессиональных моделей легче, – говорит Дженни, – но мне не нравится идея, что девушка должна быть идеальной. Я выбираю женщин на улицах, тех, которые действительно могут что-то показать и предпочитаю сильную личность красавице.” Говоря о собственной эстетике в руководстве брюссельским магазином Crea, Майренс также отмечает: “То, что я всегда ненавидела – это женщины, которые нуждаются в том, чтобы выглядеть сексуально. Я считаю, что можно или быть сексуальной, или не быть ей вообще. Девушка привлекательна не потому, что показывает грудь или ноги”.

 

4. Майренс и Маржела врали своим адвокатам по поводу белых бирок без надписей.

Майренс делится с New York Times своей самой большой гордостью и достижением. Это безымянные бирки из необработанного белого хлопка, пришитые к каждой вещи Margiela, а также “свобода творческого выражения, храбрости и убеждения”, которую они символизируют. “Я была уверена, что мы не должны были – да и не смогли бы – выпускать что-либо, на чем можно будет прочесть ‘Martin Margiela’, – говорит Майренс, в голову которой однажды вечером в итальянском городе Мантуя пришла следующая идея. – Наш адвокат этому, конечно же, не поверил бы, ведь он не может защищать права пустоты. Поэтому мы соврали ему, сказав, что собираемся печатать надпись Martin Margiela на обратной стороне вещей. Но в действительности мы этого никогда не делали”.

5. Индустрия моды часто ненавидела показы Маржелы, равно как и его деятельность в Hermès.

“Сейчас люди смотрят на Мартина Маржелу сквозь призму розовых очков, – рассуждает Патрик Скаллон. – Они забывают о том, что в свое время не взлюбили его работу в Hermès. Как может некто, столь талантливый, создавать что-то настолько скучное? Зачастую они ненавидели и шоу Margiela.

6. Дженни Майренс впервые встретилась с Мартином во время модного состязания, в котором отстаивала права его дизайнерского подхода к хирургическим халатам.

Майренс находилась в жюри на Golden Spindle Award в 1983 году в Бельгии, где выход Маржелы был “вдохновлен хирургическими халатами, огромными юбками и красивой обувью с мужественным фасоном и тяжелой, низкой пяткой”, как вспоминает сама Дженни. “По-моему, он был лучшим ” – добавляет она, рассказывая, что вела настоящую борьбу с остальными судьями. Однако Маржела не выиграл – это сделал Дёрк ван Сэн – но Майренс все же предложила Мартину место для продажи коллекции в своем магазине Crea в Брюсселе.

7. Магазин Мейренс с продукцией Margiela превратил Брюссельский рыбный рынок в центр моды.

Дженни Майренс открыла бутик Crea, идущий против правил моды, в 1983 году на площади Сент-Катрин в самом сердце Брюсселя – в месте, известном своими рыбными рынками. Магазин предлагал одежду таких брендов, как Comme Des Garçons и Margiela, причём вещи были развешены не в соответствии с именем дизайнера, а по цветам. “Дженни определенно дала начало превращению того района в наиболее известную дизайнерскую часть Брюсселя” – говорит Маржела NYT и добавляет: “Там должен быть воздвигнут памятник в ее честь”.

8. Рэй Кавакубо – фанат Дженни Майренс.

Почти таким же неуловимым дизайнером, как и сам Мартин Маржела, является Рэй Кавакубо. Она расхваливает Дженни: “Дженни – сильный человек, чьей задачей было создание прочной и необычной одежды” – отмечает дизайнер New York Times.

9. Раф Симонс тоже.

Майренс также может считать и другую икону современной моды своим фанатом и другом: Раф Симонс, повстречавший Майренс во время работы в Jil Sander и регулярно проводивший время в ее доме в Апулии, комментирует: “Она невероятно сильная личность – женщина, которая cделала себя сама.” Симонс говорит о том, что подтолкнуло Дженни к занятию бизнесом: “Вещи, которые творил Мартин в то время, были крайне необычайными. Именно идея о создании компании сделала Дженни неким руководителем. Я думаю, что она действительно лезла вон из кожи, принимая на себя ответственность и заботясь о делах, которыми обычно занимаются другие. С того момента Мартин мог чувствовать себя свободным”.

10. Модный дом никогда не использовал конверты, вместо чего просто зашивал письма.

Глава связей с общественностью Патрик Скаллон признается, что Маржела не использовал конверты для почты, а зашивал письма в белые хлопковые мешочки. “Однажды в офисе я сказал Мартину, что мы должны послать благодарственное письмо, – добавляет Скаллон. – Тогда он подошел к мусорному ведру, вынул оттуда белый полиэтиленовый пакет и завязал его в фигурку ангела”.

Перейти к источнику